Атлантида в России

Печальная история Рыбинского водохранилища

14 апреля 2001 г. исполнилось 60 лет с начала затопления Молого-Шекснинского междуречья и образования Рыбинского водохранилища. Исчезновение под водами «рукотворного моря» значительного региона центральной России со своей многовековой историей, культурой, обычаями и традициями — это не красивая легенда о далекой мифической Атлантиде, а суровая быль. Это еще и не утихающая боль тех, кто жил на этой земле, их потомков, всех, кому дорога память о затопленном крае.

В результате создания Рыбинской ГЭС и водохранилища было затоплено 4550 км2 (это почти два государства Люксембург, 1/6 часть территории Бельгии, 1/10 часть Дании, Швейцарии, 1/8 Ярославской области).

История Рыбинского водохранилища началась еще в 1932 году. В это время по инициативе партии и правительства в 1923 году был намечен масштабный план – “Большая Волга”. Целью правительства было превратить реку Волгу в крупную транспортную сеть. Планировалось создание восьми крупных гидроузлов – сейчас это Волжский каскад.

Наличие Молого-Шекснинского междуречья, этой огромной естественной чаши, позволяло создать водохранилище, которое бы полностью зарегулировало годовые стоки трех крупных рек: Волги, Шексны и Мологи. Создание гидроузла у Рыбинска требовало сооружения двух плотин—на Волге и на Шексне, что тоже представляло определенное удобство: на Волге сделать шлюзы, а на Шексне— ГЭС. При большой площади водохранилища можно было назначать максимальный напор, что позволило бы построить гидроэлектростанцию значительной мощности, почти полностью избежать холостых сбросов и создать глубоководные пути до Углича, Череповца и строящегося в то время канала Москва— Волга (теперь канал им. Москвы).

Промежуточную ступень между Иваньковским и рыбинским гидроузлами по новому варианту предполагалось создать у древнего города Углича. Вот такие доводы в пользу Угличско-Рыбинского варианта привели в своем письме к правительства Госплан СССР назначил специальную комиссию для тщательной экспертизы предложенного варианта, возглавляемую известным всей стране строителем Беломоро-Балтийского канала и канала им. Москвы, выдающимся советским гидротехником С. Я. Жуком. Предстояло проделать огромную работу по технико-экономическому обоснованию строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов. Необходимо было исследовать действительные запасы воды рек Волги, Шексны и Мологи, выявить геологическое строение мест сооружения гидроузлов, произвести различные гидротехнические, гидрологические, электротехнические, экономические и другие расчеты. Когда вся эта работа была выполнена, стало ясно, что строительство в Ярославле надо прекращать и переносить в Рыбинск и Углич.

Государственная комиссия решила: строительство Ярославского гидроузла, как неэффективного, прекратить; створ гидроузла перенести выше города Рыбинска, разместить его раздельно: на реке Волге — в районе села Переборы и на реке Шексне—невдалеке от устья, выведя таким образом город из зоны затопления, чтобы не препятствовать его будущему развитию; повысить уровень Рыбинского водохранилища до максимальной отметки в соответствии с результатами гидротехнических, гидрологических и экономических расчетов; промежуточную ступень между Иваньковским и Рыбинским гидроузлами назначить выше города Углича, создав тем самым каскад трех взаимно подпертых гидроузлов.

14 сентября 1935 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о сооружении одновременно двух ГЭС, Рыбинской и Угличской. В сентябре этого же года в небольшой деревеньке Переборах, под Рыбинском, начались работы по подготовке строительной площадки.

Первоначально строительство Углического и Рыбинского гидроузлов (Волгострой) было поручено Дмитровскому исправительно-трудовому лагерю, но 16 сентября 1935 года ГУЛАГу НКВД приказано немедленно приступить к организации самостоятельного Управления строительства и ИТЛ (Волголаг). В этом же году в Переборах организовали новую исправительную колонию.

Волголаг, Волжский ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь) — подразделение Дмитровлага, созданное 16 сентября 1935. Главной целью Волголага, являлось строительство ряда важных стратегических объектов.

Создание Рыбинского и Угличского гидроузлов по своим масштабам, смелости и оригинальности технических решений не имело аналогов в мировой практике гидротехнического строительства на равнинных реках и нескальных основаниях. Если Нижне-Свирская ГЭС была первым в мире сооружением, построенным на нескальных грунтах, то идея каскада гидроузлов, идея создания больших водохранилищ, позволяющих полностью зарегулировать годовой сток рек, идея наиболее эффективного, комплексного использования водных ресурсов — все это было впервые осуществлено на Верхней Волге.

Принципы, положенные в основу строительства Рыбинско-Угличского каскада, стали классическими и были применены при сооружении не только всех гидроузлов «Большой Волги», но и на других равнинных реках.

Строительство подсобных объектов, сооружений, жилья и объектов соцкультбыта, а также различные изыскательские и исследовательские работы начались с осени 1935 года, когда на утвержденную правительством новостройку стали прибывать рабочие, инженеры и техники, уже имевшие опыт гидротехнического строительства на Волховской, Нижне-Свирской и Днепровской гидроэлектростанциях. К работам широко привлекалось местное население из Рыбинска и его окрестностей.

Одновременно со строительством вспомогательных и основных сооружений Рыбинского гидроузла началась подготовка зон затопления будущим водохранилищем. Для Рыбинского водохранилища площадь затопления составляла около 5000 квадратных километров В зону затопления при Рыбинском гидроузле попадали 663 деревни. С географической карты должен был исчезнуть уездный город Молога. Частично подтоплялись города Калязин, Углич, Мышкин, Брейтово, Весьегонск и Пошехонье-Володарск. Необходимо было переселить на новые места 130 тысяч человек. На площадях, подлежащих затоплению, располагались 408 колхозов, 46 сельских больниц, 224 школы, 258 предприятий местной промышленности Kpoмe переселения людей и перебазирования учреждений и предприятий, предстояло вырубить и вывезти лес с площади в 3645 квадратных километров, построить вновь и реконструировать 150 километров железнодорожных путей, автогужевые дороги, а также пять железнодорожных мостов через Волгу, Шексну и Суду.

Весной, летом и осенью 1940 года у Рыбинска все силы были брошены на перекрытие основных русел Волги и Шексны. После успешного выполнения этих работ, весной 1941 года оставалось только ждать весеннего паводка для затопления земель.

В апреле 1941 года наступил самый ответственный момент в многолетней работе гидростроителей. Все было готово к наполнению водохранилища. Ждали только паводка. 13 апреля 1941 года забетонирован последний пролет Рыбинской плотины. Паводочные воды Волги и Шексны, встретив неодолимое препятствие, начали заливать свои русла и поймы, а затем и Молого-Шекснинское междуречье. Дата 13 апреля 1941 года стала днем рождения Рыбинского водохранилища.

Рыбинское водохранилище и ГЭС были введены в эксплуатацию осенью 1941 г когда немецкие армии были нацелены на взятие Москвы. Исторический момент был таков, что водохранилище пришлось заполнять водой, несмотря на то, что его ложе далеко не было полностью подготовлено к этой операции. Практически не удалось приступить к лесосводке, и затопленные леса многие годы производили унылое и гнетущее впечатление на тех, кто наблюдал эту картину с пароходов или с берега.

Наполнить Рыбинское водохранилище до проектной отметки в 1941 году не удалось—не хватило объема весеннего половодья. Однако в первый же год своего существования рукотворное коре начало жить полнокровной жизнью. Подпор от Рыбинских плотин распространился по Волге на 120 километров, по Мологе—на 226 километров, по Шексне—на 326 километров и по Суде—на 53 километра. На эти расстояния реки стали судоходными. Перекаты ушли глубоко в воду. Пароходы пошли по судоходным трассам. Путь из Рыбинска до Череповца сократился на 77 километров, до Весьегонска—на 40 километров.

Центральная часть территории бывшего административно-хозяйственного и культурного центра затопленного края — города Мологи — находится на небольшой глубине — всего 2 м (?!). В жаркие засушливые годы или когда идет значительное использование воды для выработки электроэнергии, а также регулирование уровня воды в других водохра­нилищах, Молога, как сказочный град Китеж, появляется над водной гладью моря, напоминая о себе и затопленной благодатной земле.

При строительстве водохранилища были разрушены и затоплены не только город Молога, но и 700 сел и деревень, три монастыря (Мологский Афанасьевский женский монастырь, Югская Дорофеева мужская общежительная пустынь, Леушинский Иоанно-Предтеченский женский монастырь), более 50 церквей, бывшие дворянские усадьбы, которые и в советское время являлись культурными центрами Междуречья, как, например, Борисоглеб и Иловна — усадьбы открывателя «Слова о полку Игореве» графа А.И.Мусина-Пушкина, прах которого покоится на дне моря. Переселено более 130 тысяч человек. Пострадали и другие города Верхневолжья. На 3/4 затоплен Весьегонск. Затоплены или подтоплены набережные, отдельные улицы, пригороды городов Мышкина, Углича, Пошехонья, Череповца. Практически на новое место перенесен районный центр Брейтово — некогда богатое торговое село Мологской земли.

На территории Рыбинского водохранилища были расположены и усадьбы известного художника В.В.Верещагина и его родного брата, основополож­ника промышленного маслосыроделия в России, Н.В.Верещагина.

Наполнение Рыбинского водохранилища обернулось и еще одной трагедией. Ее испытали многие представители животного мира края. Привыкшие к непродолжительным весенним разливам, они и не представ­ляли, какую смертельную опасность им приготовили люди, навсегда перегородившие плотиной и ГЭС русла Волги и Шексны.

Безрезультатно они искали спасения на уменьшающихся с каждым днем островках суши. Все, кто умел плавать, пытались сам о стояте л ьно добраться до спасительного материка, но лишившись сил, тысячами гибли, не сумев доплыть до заветной цели.

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения К-Арина Русская Атлантида — Молога

Молога – столица Русской Атлантиды. Не по воле Божьей в 1941 году ушел под воду этот город с восьмивековой историей, а вместе с ним — сотни сел и деревень, лучшие в Поволжье заливные луга, плодороднейшие пашни, дубовые леса, шесть монастырей и полсотни храмов… И люди. Почти триста человек добровольно ушли под воду вместе со своим городом. Его развалины то появляются, то пропадают в мутновато-зеленом мелководье Рыбинского водохранилища. Не по воле Божьей. Всё решили цифры: 4 метра и 130 мегаватт…

Восемь веков рая
Для потомков сохранились черно-белые фотографии опрятного уездного городка на слиянии речки Мологи и Волги, в 32 км от Рыбинска. В реках полно рыбы, в бескрайних лесах — изобилие грибов и ягод, коровы на лучших заливных лугах дают лучшее молоко, из которого делают лучшее в России масло. Благодать.


Люди начали здесь селиться задолго до первого упоминания Мологи в летописях (1149 год). С тех пор городок успел побывать столицей одноименного княжества и купеческой слободой, снова стать городом при Екатерине II… Что в Мологе ни делалось, все выходило к лучшему.

Молога начала ХХ века — это 5000 жителей, 900 домов, 6 соборов и церквей, 3 библиотеки, 9 учебных заведений, несколько заводов. Почта и телеграф, банк, больница, аптека и даже кинематограф. Жители города и уезда медицинскими услугами пользовались бесплатно, бесплатно получали лекарства. Своим благополучием город щедро делился с бедняками — говорят, встретить в Мологе нищего было большой редкостью.
В 1917 году смена власти прошла здесь не без некоторого сопротивления, но и без кровопролития. Бедствия революции и гражданской войны обошли Мологу стороной. За восемь веков благополучия городок совершенно привык к своей самодостаточности.

4 метра между жизнью и смертью
В сентябре 1935 года было принято постановление о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов. На равнинных-то реках! Создание ГЭС требует сооружения плотин — следовательно, затопления огромных территорий.
По первоначальному проекту предполагалось затопить 2500 кв. км (для сравнения — это площадь небольшой страны вроде Люксембурга), а высота «зеркала воды над уровнем моря» (подпорного уровня) будущего Рыбинского водохранилища должна была составлять 98 м. Молога под затопление не попадала — основная часть города располагалась на отметках 98-101 м над уровнем моря.
Молодых инженеров-энтузиастов эти значения не удовлетворили: известно, что чем больше площадь водохранилища, тем больше напор, тем выше мощность ГЭС. Расчеты вдохновляли.
В 1937-1938 годах было предложено и утверждено решение поднять «нормальный подпорный уровень» водохранилища с 98 до 102 метров, что увеличивало площадь затапливаемых земель почти вдвое. Советские люди готовились создать крупнейшее в мире рукотворное море, перекрыв плотинами две большие реки — Волгу и Шексну. Мощность будущей Рыбинской ГЭС увеличивалась с 200 мегаватт до 330.
Эти 4 метра и 130 мегаватт стоили Мологе жизни.
С 1936 по 1941 год свои родные земли, свои обжитые дома, могилы своих предков оставили 150 тысяч человек… 294 человека остались там навсегда.
О принудительном переезде жителей начали предупреждать еще в 1936. Никто не поверил — как же так? Зачем? Просили отложить переселение хотя бы до весны, авось наверху передумают. Но уже появились первые «строители» — для сооружения ГЭС (Волгострой) был организован отдельный лагерь заключенных (Волголаг). И Волголаг, и Волгострой находились в ведении НКВД и были, по сути, одной организацией. Уже в 1936 году «контингент строителей» составлял почти 20 тысяч и рос каждый год. Но местные продолжали не верить — дети по-прежнему бегали в школу, а на обратном пути таскали еду странным измученным «строителям».
Начали приходить «землемеры» — топографы, размечавшие границы будущего затопления. Местные волновались, обсуждали, но происходящее по-прежнему казалось невероятным. Началась очистка будущего ложа водохранилища — вырубка миллионов кубометров дубрав и сосновых лесов. Убирали все, что могло мешать будущему судоходству. Старинные храмы взрывали. Построенные на века, они по-своему сопротивлялись разрушению — говорят, после взрыва некоторые церкви взлетали ввысь и опускались на прежнее место.
Сопротивление людей медленно, но верно ломали. Переселение началось. Годные для переезда избы раскатывали по бревнышку, каждое бревно нумеровали, чтобы потом было проще собрать дом заново. Старые мологские избы с пронумерованными бревнами до сих пор стоят в деревнях неподалеку от Рыбинска.
13 апреля 1941 года в Переборах был перекрыт последний проём плотины. 14 апреля паводковые воды Волги, Шексны и Мологи встретили на своем пути непреодолимую преграду и вышли из берегов, затопляя Молого-Шекснинское междуречье.
«В дополнение к ранее поданного мною рапорта докладываю, что граждан, добровольно пожелавших уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища, составляет 294 человека. Эти люди абсолютно все ранее страдали нервными расстройствами здоровья, таким образом, общее количество погибших граждан при затоплении города Мологи и селении одноименного района осталось прежним 294 человека. Среди них были те, кто накрепко прикрепляли себя замками, предварительно обмотав себя к глухим предметам. К некоторым из них были применены методы силового воздействия, согласно инструкции НКВД СССР». Дословный текст рапорта начальника Мологского отделения лагпункта Волголага, лейтенанта Госбезопасности Склярова вышестоящему начальнику, майору Госбезопасности Журину.
«Добровольно пожелавшие», «абсолютно все», дважды «294» — полуграмотное, но все же официальное описание событий словно пытается выразить нечто большее — недоумение? потрясение? вину? Почти триста безумцев. Или мучеников. Или провидцев, осознавших, что вне родной земли их ничего не ждет.
Гигантская чаша Рыбинского водохранилища окончательно заполнилась только в 1947 году. Судьбу Мологи разделили больше 700 сел и деревень, храмы и монастыри, старинные усадьбы… На три четверти был затоплен древний Весьегонск. Подтопление коснулось Углича, исторической части города лишился Калязин. Возвышающаяся среди воды колокольня калязинского Никольского собора стала одним из трагических символов эпохи сотворения «нового мира».
В отличие от легендарной Атлантиды, с которой так любят сравнивать Мологу, местонахождение этого погибшего города не стало тайной, несмотря на «запретность» темы в советское время. Город затоплен на глубине, которую гидроинженеры называют «исчезающе малой». В засушливые годы уровень воды в искусственном море понижается, обнажая призрачные руины. Каждую вторую субботу августа сюда приезжают потомки обитателей некогда благословенной Мологи. Если «повезет» — бродят по занесенным илом улицам, находят фундаменты домов и школ, пытаются прочесть надписи на надгробьях городского кладбища. В надежде на чудо высаживают семена и молодые деревья.
В надежде на чудо. Но нет, воды рукотворного моря поднимаются вновь, скрывая Мологу от людских глаз.

Город жив, пока жива память о нем. В Рыбинске создан Музей Мологского края, разместившийся в подворье Афанасьевского монастыря (сам монастырь, основанный в XIV веке, разделил участь Мологи). Это единственный в мире музей затопленных территорий и редкий пример государственного музея, созданного по инициативе простых людей.

День памяти Мологи — 14 апреля, день начала затопления. Рождение Рыбинского водохранилища принесло смерть и разрушения, слишком многое утрачено безвозвратно. И все же нельзя не вспомнить, что своей гибелью Молога спасла Москву и, в определенном смысле, всю страну — в том же 1941 году именно Рыбинская ГЭС снабжала осажденную столицу электричеством.
За 70 лет существования Рыбинского водохранилища природа приспособилась к новым условиям, здесь сложилась новая экосистема. Планы по осушению «Рыбинки» давно признаны утопией — на дне его обнажится не благодатная равнина с городами, храмами и лесами, а необъятная безжизненная пустыня…
Но память об утраченном рае и сила любви к Мологе продолжает жить в сердцах мологжан, их детей, внуков и просто русских людей, небезразличных к истории своей земли.

Русская Атлантида

Проект Санкт-Петербургского центра гуманитарных программ посвящён «малым» городам России Марина Кротова 27.01.2016

Я не случайно беру в кавычки слово «малый». Ведь чем определяется значение города в истории государства? Размерами? Количеством жителей? Состоянием промышленности и социальной сферы? Да, в этом смысле, например, Вышний Волочек или Гдов сильно уступают Москве или Петербургу. Однако судьба «малых» городов, самобытных, прекрасных обликом своим и талантами своих жителей, тесно переплетена с древней историей России, более того – именно в этих городах и рождалась великая история великого государства.

К началу XXI века они стали небольшими районными центрами, некоторые из них и вовсе исчезли с карты страны. Остались развалины крепостей, разрушенные городские стены и храмы… Это всё, что сегодня принято называть артефактами, вдруг начинает с особой силой воздействовать на наше сознание и культурное мировосприятие. Из этих древних артефактов складывается огромная картина жизни предков, осваивавших просторы русской земли… В нынешнем столетии многое изменилось в наших приоритетах и пристрастиях. Мы с большим интересом едем в Западную Европу, нежели в соседний с мегаполисом уездный город. Однако рано или поздно, каким-то шестым чувством, мы начинаем улавливать отголоски славы наших дедов и прадедов, и нас начинает с невероятной силой тянуть в те земли, в те «малые» города, где эта слава рождалась…

И вот, в Санкт-Петербурге, в Центре гуманитарных программ, родилась идея пленэр-туров под общим названием «Русская Атлантида».

Содержание проекта – поездки живописцев по старинным русским городам и последующие выставки картин, появившихся благодаря сохранившимся до наших дней пейзажам этих городов.

– Символом нашего проекта стала Калязинская колокольня, – рассказывает директор Центра гуманитарных программ Виталий Васильевич Васильев. – Это единственное строение, оставшееся от затопленного в сороковые годы XX столетия Никольского собора в городе Калязине, в Тверской области. Произошло затопление, когда на Волге решили создать Угличское водохранилище. Тогда старая часть Калязина оказалась под водой. Разобрали и собор, а вот колокольня осталась – как маяк… Были, правда, потом и разговоры о том, что колокольню все-таки надо снести. Но вот, к счастью, этого не произошло. Теперь туристы из разных городов и стран имеют возможность видеть это чудо, восхищаться им… Не случайно картина Михаила Стоячко «Калязинская колокольня» – кстати, живущего в самом Калязине – стала центральным произведением выставки, которую наш Центр провел в сентябре 2015 года в Свято-Духовском центре Александро-Невской лавры. Через несколько дней мы вновь отправились в Тверскую область – побывали в Осташкове, Торжке и Старице. Сейчас формируем следующую экспозицию… Некоторые художники, участники тура, были в этих городах впервые. Казалось бы, сейчас нет проблем – каждый желающий может зайти в Интернет и посмотреть пейзажи разных уголков Земли. Однако нет ничего более проникновенного, чем восприятие художника. Чуткий взгляд живописца отражает для нас все самое важное – и прекрасное, и трагическое, и радостное, и трогательное…

Художник потому и художник – он видит то, чего не видит порой обычный человек. Художник смещает акценты, выявляя порой совсем неожиданные стороны в живом пейзаже… А что касается Осташкова, Торжка и Старицы, так трудиться там – истинное наслаждение для всякого живописца.

Неудивительно, что именно в Тверской губернии в прошлых веках жили и творили самые знаменитые художники России…

Программа пленэр-туров вовлекает в творческое сотрудничество высокопрофессиональных мастеров кисти, работающих в жанре пейзажной реалистической живописи. Все потенциальные участники проекта – члены Союза художников РФ, многие имеют почетные звания, награды Академии художеств и правительства РФ. Как показала практика, в российской глубинке много талантливых живописцев, поэтому организаторы проекта будут и дальше привлекать к таким творческим турам не только художников Петербурга и Москвы, но и других регионов России…

Проект «Русская Атлантида» включает в себя и поиск партнеров на местах. Среди таких партнеров – руководители региональных административных образований, учебных и культурных учреждений и религиозных организаций. Одним из первых, кто поддержал идею проекта – глава администрации Калязинского района Константин Геннадьевич Ильин.

– Осенью нынешнего года я с радостью побывал в Петербурге, в Свято-Духовском центре Александро-Невской лавры, – говорит Константин Геннадьевич. – Я признателен организаторам пленэр-тура и итоговой выставки в Калязине. Благодарю всех участников пленэра за их творческий взгляд, за любовь к нашей старине, к русской провинции. Наш малый город Калязин, его достопримечательности стали известны далеко за пределами области – в том числе и благодаря этой экспозиции. Все работы получили высокую оценку на выставке в Калязине, и я увидел, что калязинские пейзажи, виды, созданные кистью мастеров, вызвали такие же сильные эмоции у зрителей Северной столицы.

Надо сказать, что пленэры членов Союза художников проводились в нашем городе и ранее. В Калязине более пятнадцати лет успешно работает художественная школа, директор которой Михаил Вячеславович Стоячко, член Союза художников России — Мастер с большой буквы. Мы гордимся своими творческими людьми и достижениями преподавателей и воспитанников нашей школы и оказываем им всяческую поддержку. Я сам всегда бываю на всех проводимых школой мероприятиях и выставках, мы награждаем детей за их успехи…

Казалось бы, в стране происходит много культурных событий, работают музеи, театры. Но не так уж часто мы можем бывать на мероприятиях, где талантливо и профессионально рассказывается о русских традициях, о русской истории, о наших корнях.

Уже давно и поныне против России идёт необъявленная война по многим направлениям, насаждающая западный образ жизни, отрешение от национальных основ, национальной культуры.

Но разрушенную экономику можно восстановить через несколько лет, как это было после Великой Отечественной войны. А если будет уничтожена культура — восстановить её будет куда сложнее, практически невозможно. Думаю, именно эта проблема должна заботить, в первую очередь, руководителей разного ранга. Являясь уже несколько лет членом Правления «Ассоциации малых и средних городов России», председателем ревизионной комиссии, я могу с благодарностью отметить, что к нам прислушиваются, и результат в работе общественной организации есть. Муниципальные образования сегодня находятся на передовой, ежедневно, ежечасно пытаясь сохранить стабильность и улучшить жизнь наших территорий, справляясь с постоянным реформированием отраслей, шквалом нововведений, множеством законов и предписаний, которые порой непонятны, противоречивы и вносят новые проблемы в нашу работу.

Считаю, что нам, муниципалам, необходимо объединяться, обмениваться передовым опытом, создавать школу для подготовки кадров. Кроме того, необходимо выступать против того, что на некоторых федеральных каналах СМИ нас всё чаще обвиняют в коррупции, практически не показывают положительный, передовой опыт работы, акцентируют внимание на просчётах, тем самым подрывая доверие не только к муниципальной власти, но и ко всей вертикали. Это несправедливо, если учесть, что местная власть работает лицом к лицу с проблемами населения, решая их в сложных финансовых условиях, которые в последние годы усугубились… Поэтому так важны для нас постоянные связи с большими городами – и экономические, и культурные. Общение должно происходить не от случая к случаю, а постоянно. Ведь все мы – единый российский организм… В 2016 году мы вновь ждём участников проекта «Русская Атлантида» в Тверской области. И будем работать для того, чтобы вся наша древняя земля восставала из небытия, чтобы старинная колокольня в Калязине была не только символом наших русских трагедий и ошибок, но символом возрождения…

Добавить комментарий

Закрыть меню