Гагаузы что за нация

Гагаузы

Гагаузы – малочисленный загадочный народ, вызывающий неподдельный интерес у историков и этнографов. Насчитывается 21 версия их происхождения: от потомков печенегов до принявших христианство турок. Их пребывание на этнографической сцене столь же интересно, как и судьба самого народа. Кто такие gagauzlar на самом деле и откуда они взялись на территории Молдовы?

Происхождение

Множество гипотез порождается отсутствием точной информации о происхождении гагаузов. Исторических документов, датирующихся ранее XIX века, на данный момент не найдено – похоже, что во времена переписи их просто не рассматривали как отдельную этногруппу. Наиболее убедительная версия их появления: от огузов (узов), перешедших Дунай в 1064 году и оставшихся на Балканском полуострове. В результате фонетических трансформаций и получилось имя народности – гагаузы. Сами представители народа все возможные версии отвергают, скупо делясь фактами. Например, этимологию объясняют так: «гагауз» означает «прямой нос» – это способность двигаться по своему пути, не сворачивая и не опасаясь врагов.

Обряды и традиции

На территории современной Молдовы кочевой народ появился в XIX веке. Буджакская степь (от слова «буджак» – «угол») настолько понравилась переселенцам, что они решили остаться здесь на века. Сегодняшние гагаузы живут на юге страны, свято соблюдая свои многочисленные традиции.

Во главе угла их обрядов стоит свадьба. Праздник обязательно проходит в доме невесты: старшие женщины заплетают девушке косу и наряжают в зелёное платье, украшая голову вместо фаты геранью, которая для гагаузов – символ чистоты и невинности. Торжество длится три дня с весёлыми танцами и песнями.

Кстати, определить, замужняя женщина или нет, сколько у неё детей, можно по одежде: платье без рукавов, фартук, большой чёрный платок (чемьберь) поверх тонкого белого платка – всё это говорит о том, что женихам лучше держаться подальше, можно и на рассерженного мужа натолкнуться. Зелёный наряд невесты говорит собравшимся о плодородии, а натуральные красители голубого цвета преображают национальные костюмы и напоминают о бескрайних небесах буджакских степей. У мужчин на шее часто красуется символ-тотем – степной волк.

В семьях до сих пор сохраняется строгий патриархат – место женщины на кухне. Приготовить обед на большую семью и подать его на софру – круглый стол – задача не из лёгких. О кочевом прошлом гагаузов красноречиво говорят предметы быта: прочная простая посуда, деревянные тарелки и ложки и сусаки – специальные сосуды, где долго хранится вино или молоко. Традиционное блюдо – пресные дрожжевые лепёшки. Внутри бывает начинка: капуста, творог, брынза. Из мясных продуктов готовят холодец из куриных голов и жарят баранину с соусом из петрушки, лука, щавеля. С особым трепетом гагаузы выращивают виноград и делают из него прекрасное вино.

«Кто не ездил на лошади, тот всю жизнь ходил пешком», – поговаривают старики. В самом деле, хороший резвый конь – друг кочевника. Даже сейчас, в эпоху автомобилей, в сёлах гагаузы предпочитают передвигаться на конной упряжке. Также они держат овец и коз: шерсть и молоко – ценный продукт.

Гагаузская музыка довольно необычна на слух. Песни преимущественно одноголосные, чем-то похожие на молдавские и болгарские. Из инструментов в особом почёте скрипки, волынки и гармонь. Многие композиции написаны специально для танцев на свадьбах.

Гость для кочевого народа – святой человек, говорят, в гагаузских сёлах не бывает бродяг – каждый может постучаться в дверь и найти приют. Нет и одиноких стариков – семья занимает важное место в жизни гагаузов. Эти качества маленький кочевой народ сумел сохранить и передать своим потомкам, уважение – прежде всего.

Фестиваль «ЭТНОМИР»

ЭТНОМИР, Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

23-24 июня 2018 года ЭТНОМИР погрузится в атмосферу дружбы, единства, положительных эмоций и головокружительных ритмов. На фестивале будут работать более восьми тематических площадок, на каждой из которых гостей праздника будут встречать колоритные хранители культур. Они с удовольствием познакомят вас с обычаями своей страны через традиции, весёлые и подвижные игры, чарующие мелодии народных инструментов и ритмичные танцы.

Одна из площадок фестиваля – «Традиции гагаузов» – познакомит с народными обычаями узов-скифов-русов-гагаузов. Здесь будут проходить мастер-классы по народным танцам под живую музыку, а также все приглашаются на активные и спортивные игры. Каждый посетитель может попробовать написать на песке слова на утраченном языке узов-гагаузов, проконсультироваться с хранителем тринометрического календаря. И самая вкусная часть программы – дегустация блюд гагаузской кухни.

Приятная новость для гостей фестиваля «ЭТНОМИР»: приехавшим со своим воздушным змеем, вход на территорию парка – бесплатный!

История

Тайна происхождения гагаузов до сегодняшнего дня продолжает волновать исследователей по всему миру. На сегодняшний день насчитывается более двадцати версий. Наиболее популярными являются следующие:

  1. Гагаузы — коренное население Балкан, выделившееся в результате принятия христианства и заимствования тюркского языка от ассимилировавшего его в древности неизвестного кочевого племени.
  2. Гагаузы произошли от тюркоязычных булгар, мигрировавших на Балканы с Волги в VII столетии и три века спустя принявших христианство.
  3. Народ выделился в результате отуречивания болгар.
  4. Народ ведет историю с XIII столетия, когда в Добруджу переселились турки-сельджуки, основавшие Огузскую державу совместно с половцами.
  5. Гагаузы — потомки древних тюркоязычных народов, предположительно огузов, живших в степях Монголии и Центральной Азии до XI столетия.

Первые достоверные упоминания народности относятся к XIX столетию, когда по предложению Российской империи гагаузы переселились в Бессарабию. Миграционные процессы происходили на протяжении столетия, с 1812 г. по 1917 г. В связи с революционными движениями в России, в 1906 г. народ провозгласил независимую Комратскую республику. Центр находился в городе Комрат, нынешней столице Автономно-территориального объединения в составе Молдавии Гагау́зия, или Гагау́з Ери́. Восстание быстро подавили царские власти: продержалось объединение 5 дней.
После революции Бессарабию объединили с Румынией. В 1940-1941 гг. историческая область вновь отходит СССР на основании знаменитого пакта Молотова-Риббентропа. Тогда же сформирована Молдавская ССР.
19 августа 1990 г. провозглашена независимая Гагаузская Республика в составе СССР. Молдавские власти направили в регион милицию и волонтеров с целью подавления инициативы. От гражданской войны население спасло появление советской армии, на протяжении следующих четырех лет Республика Гагаузия находилась в статусе непризнанного государства. В 1994-1995 гг. путем переговоров с властями Молдавии удалось добиться соглашения об интеграции территорий в состав Молдавии: регион приобрел статус автономного образования.

Семейный уклад

Гагаузы жили патриархальной семьей, главой которой безоговорочно выступал мужчина. Женщины находились в зависимом положении, решающее слово мужчины имели не только в общественных, но и в домашних делах. Женщины должны были следовать во время прогулок в нескольких шагах позади мужа, уступать на улицах дорогу лицам мужского пола старше семи лет. Во время застолий мужчины и женщины сидели отдельно, женщинам запрещалось вмешиваться в общий разговор, давать мужу советы наедине и при гостях. Своеобразное почтение мужа к жене заключалось в том, что при ней ему запрещалось ругаться матом, отпускать скабрезные замечания.
Физическое насилие не только не запрещалось, но и поощрялось, если повода не было — били для порядка. Битыми ходили жены и дети, однако нормы порядка обязывали делать это так, чтобы последствий не видели посторонние. Жаловаться на мужа считалось большим грехом и высказыванием неуважения к нему.
Главой семьи выступал старший мужчина — дедушка, если он умирал, в права главного вступал старший сын. Свекровь, обладала властью над невестками. Бабушка играла решающую роль при выборе невесты для внуков: ее слово было важнее родительского. Младший сын оставался жить в доме родителей, после их смерти наследуя его. Другие сыновья строили собственные дома или оставались жить большой семьей в отчем доме.
Наследовать за своими родителями девушки не могли, однако после смерти мужа получали в собственность одну четвертую имущества. Такую же долю получали все дети женского пола, остальное наследство распределялось между сыновьями. Вдова, вступившая в брак, имела в доме больше прав, чем девушка, вышедшая замуж впервые. Это объяснялось как раз тем, что у вдовы после смерти первого мужа была собственность. Разводы с первым мужем строго осуждались, от второго жена могла уйти по своей воле.

Беременность и рождение детей воспринимали, как нечистые процессы. В течение сорока дней после родов женщине запрещалось ступать на землю босыми ногами, чтобы не осквернить ее. По истечении сорока дней после родов молодой матери разрешали выходить из комнаты, сразу же погружали в привычные дела. В связи с тем, что уход за ребенком матерям приходилось совмещать с хозяйственными делами и полевыми работами, наблюдался высокий уровень младенческой смертности. Женщину, вышедшую замуж и вступившую в связь с мужем, также воспринимали нечистой. Например, запрещали ходить на родник за водой, пока не посетит церковь впервые после свадьбы.
Детей с детства воспитывали в строгости, проявление к ним чувств родителями на людях запрещалось. В связи с этим ближайшими людьми для малышей становились дедушка с бабушкой, которым позволялось проявлять ласку. С наступлением подросткового возраста дети могли свободно общаться с матерью, просить у нее совета. Отец не общался по душам с детьми до момента создания ими собственной семьи. В случае, если ребенку надо было обсудить какой-то вопрос с папой, посредником выступала мать.
Со взрослением детей статус невестки в доме менялся. Сразу после прихода в семью мужа девушка теряла собственное имя, ее называли «gelin», что означала «пришлая». Невестка находилась в полном подчинении у родственников супруга, выполняла наиболее сложные хозяйственные дела, работала в поле. Чем старше становились дети, тем более уважаемой становилась их мать.

Религия

Гагаузы исповедуют христианство, смешавшееся в сознании народа с древними языческими верованиями. День святого Николая считался мужским праздником: гагаузы собирались в гостях у именинников и устраивали шумное застолье. В этот день обязательными на столе считались рыбные блюда: заливное и пшеничная каша с рыбой, считавшиеся своеобразным жертвоприношением святому. Накануне мужчины обряжались в женские наряды, обмазывались сажей, ходили по домам. Визиты воспринимались благосклонно: считалось, они приносят удачу. В канун Дня святого Андрея дома оберегали от чертей и нечистых сил, обмазывая косяки чесноком, натирая пахучей приправой руки и лицо.

Особое значение до сих пор занимает культ волка, возможно, некогда бывшего тотемным животным предков гагаузов. Голова животного изображена на первом флаге независимой Гагаузии. Раньше охранительным талисманом считался амулет из волчьего зуба, сегодня многие представители народности носят подвески с изображением священного животного.

С культом волка связан волчий праздник, длившийся целую неделю и выпадавший на конец осени — начало зимы. Он связан с промысловыми особенностями жизни народа: в этот период овец уводили с пастбищ и загоняли в стойла, что привлекало волков ближе к селениям. Чтобы защититься от хищников, в течение недели выполняли особые ритуалы:

  • Пекли лепешки, смазанные медом, которые протыкали вилками, имитирующими следы волчих зубов;
  • Запрещалось шить, вязать одежду из шерсти. Считалось, если выйти в ней на улицу даже после окончания праздника, волк учует и нападет;
  • Запрещалось пользоваться ножами и другими острыми предметами;
  • В некоторых селениях женщины замазывали заслонку печи глиной: читалось, так они замазывают волку уши, глаза и пасть, а значит, он не нападет на дом.

Интересно, что со временем волчий праздник влился в христианский календарь: он должен был выпадать на 3 дня перед рождественским постом, и на 3 дня после его начала.

Традиции

У гагаузов существовали следующие варианты вступления в брак:

  1. Сговором.
  2. Сбеганием.
  3. Похищением.

Сбегание и похищение осуждались обществом. Существовали вариации обрядов: похищение с согласия девушки и фиктивное похищение, о котором знали родные молодоженов с обеих сторон. Несмотря на неодобрение обществом подобных способов заключения брака, они позволяли сэкономить на проведении свадебного торжества.
Традиционный способ создания семьи — сговор между родителями. Молодые люди присматривали невест на общественных гуляньях и молодежных посиделках. О сделанном выборе будущий жених сообщал своим родственникам, после чего те проводили «расследование», касавшееся благосостояния семьи, выяснения состояния здоровья предполагаемой невесты.
Если старшее поколение одобряло сделанный выбор, к родителям невесты отправляли сватов, в роли которых выступали красноречивые мужчины и женщины. На сватовство обычно отправлялись поздно вечером или рано утром, чтобы избежать позора в случае отказа. Вопрос о сватовстве обсуждали иносказательно, заводив разговор о продаже индюшонка или другого домашнего животного. С первого раза ответ получали редко, однако в случае положительного решения, приступали к вопросу обсуждения «выкупа» за невесту и размера ее приданого. В качестве подтверждения намерений сватам давали платье девушки: по его меркам сторона мужа шила свадебный наряд. Отказывали сватам тоже деликатно: сообщали, что приданое еще не собрано, или невеста не вошла в нужный возраст.

В день свадьбы в домах молодоженов собирались родственники, отмечавшие торжество по отдельности. К обеду за невестой приезжал свадебный поезд с женихом, его друзьями и родными. Обязательные элементы этого этапа — обрядовые песни-прощания с домом со стороны невесты, а также выкуп женихом приданого. После «кортеж» отправлялся в дом жениха, в него включался обоз с приданым.
В доме жениха устраивали свадебный пир, где присутствовали и молодожены. Считалось, что это последний праздник, на котором от души сможет погулять невеста. Второй день начинался с унизительного для молодой жены обряда. В комнату к молодым заходила родственница со стороны мужа, призванная убедиться в невинности невестки. Под дверью оставался стоять дядя жениха с ружьем и плеткой. Если невинность подтверждалась, окрестности оглашал выстрел. Если невеста имела добрачные связи, плетку передавали мужу, который с ее помощью выбивал из жены признание, кто причастен к ее позору. В случае, когда связь до брака была с нынешним женихом, обоих, вместо лошадей, впрягали в повозку, заставляя совершить круг позора по деревне.
Доказавших свою невинность девушек выводили во двор, где продолжали гулянья и пир. На девушку надевали красное платье, гостям подавали подкрашенную в красный цвет водку. Рубаху, свидетельствовавшую о честности девушки, клали поверх сита и выставляли на всеобщее обозрение. Сегодня унизительные обряды ушли в прошлое, однако сохранился обряд подачи на свадьбах красной водки. Обычно ее разливают по стопкам в конце торжества и продают желающим за деньги — в семейную кассу молодоженов.

Гагаузия. Часть 1: Комрат и современность

О том, кто такие гагаузы и откуда они взялись, есть 23 только научных гипотезы — то ли болгары, перешедшие на турецкий язык; то ли принявшие крещение турки; то ли дальние потомки печенег. Веками народы Великой Степи, наводившие ужас на Европу, пролетали сквозь черноморскую степь «как птицы через комнату» (Павич) и разбивались о горы. Лишь очень немногие из них смогли закрепиться на Западе — например, мадъяры. Те же, кому не удалось — все эти половцы, печенеги, огузы и прочие — в основном рассеивались и исчезали почти бесследно, и те немногие из них, кому удалось сохранить идентичность, слой за слоем и складывались в будущих гагаузов. Они успели принять Крещение и стать твёрдыми православными, и потому их не поглотил сильнейший народ, пришедший в Европу из закаспийский пустынь — турки. Ныне гагаузов около 250 тысяч человек — в основном в Молдове (5% населения, 150 тыс.) и Украине, и едва ли не ещё больше в Болгарии, только там они отдельным народом не признаются. Собственно, и на свою нынешнюю землю Гагаузы пришли в 18-19 веках вместе с болгарами.
О нынешней Гагаузии, куда через с Чимишлию я ездил на машине, будет два поста — про «столицу» Комрат (25 тыс. жителей) и село Бешалма с небольшим, но очень интересным музеем.
В 1990-94 годах Гагаузия успела побыть «непризнанным государством» — как в приднестровцы, гагаузы очень не хотели в состав Румынии, и после заявления Молдовы о таком курсе, даже раньше Приднестровья, в августе 1990 года, объявили о независимости. Кишинёв отправил туда добровольцев и милицию, гагаузы начали вооружаться, а пресечь конфликт успела Советская Армия. До войны дело так и не дошло: в 1994 году гагаузы, при посредничестве Турции, приняли режим автономно-территориального образования — первый из двух (наряду с Аджарией) в СНГ пример мирной ликвидации непризнанного государства. Ныне в АТО Гагаузия (или Гагауз Еры) есть свой руководитель (башкан — т.е. «голова»), свой парламент (Халк-Топлушу — «Народное собрание»), гагаузы составляют 82% населения, а их язык считается официальным. Интересно и то, что Гагауз Еры представляет собой как бы «архипелаг» — её территория была сформирована из районов и сельсоветов, где гагаузов более 50%, между которыми вклинилась Тараклия… впрочем, тоже не коренная Молдова, а «столица» молдавских болгар. На этой же карте виден примыкающий к Гагаузии Кагул — «южная столица», третий по величне город страны с населением около 50 тысяч человек.

Гагаузия встречает минут через 15 езды после Чимишилии:
2.
Пейзаж уже здесь уже совсем не такой, как на севере и даже в центре Молдовы — привольная, пусть и распаханная, степь:
3.
Открывает Гагаузию село Буджак при железнодорожной станции. В Российской империи такие названия часто давались населённым пунктам и станциям, «открывающим» тот или иной регион со стороны России — посёлок Литва в Беларуси, город Маньчжурия в Китае… В общем, это — официальное начало исторического Буджака, сейчас на 3/4 расположенного в Одесской области Украины (включая Белгород-Днестровский и Измаил — некогда бессарабские уездные города).
4.
Станция Комрат на южном окраине села — железная дорога здесь проходит с запада на восток. Как видите, платформа даже не снабжена капитальным вокзалом:
5.
До самого Комрата же ещё несколько километров — однако тут уже начинается его промзона, впрочем как и во всей Молдове, не слишком суровая:
6.
Симпатичная остановочка:
7.
Въездной знак. Гагаузский язык долгое время не имел собственной письменности, используя кириллическую и греческую. Кириллический алфавит был введён в 1957 году, а в 1997 гагаузы перешли на латиницу. Слышал, что сейчас в гагаузском языке используются оба алфавита кто во что горазд, и многие книги на гагаузском всё ещё издаются кириллическими… но насколько это правда, судить не берусь. А вот что видно невооружённым глазом — что надпись дублируется по-русски:
7а.
Тут я вообще-то фотографировал раритетный «Москвич» (или это «Опель»?), но заодно заснял иллюстрацию русскоязычности Гагаузии — часто надписи не дублируется ни по-молдавски, ни по-гагаузски. С другой стороны, здесь живёт два народа, чьи языки относятся даже к разным языковым семьями, русский же от молдавского и гагаузского примерно равноудалён:
8.
Комрат стоит на реке Ялпуг, вытекающей из Комратского озера, вдоль которого и тянется промзона. Большая часть города — село селом, и лишь в центре становится видно, что это отнюдь не самый обыкновенный районный городок:
9.
…Как село Комрат основали в 1787 году болгарские переселенцы — причём тут стоит вспомнить, что и гагаузов вплоть до середины 19 века называли «тюркоговорящими болгарами». Под Россией село входило в Измаильский уезд, к середине ХХ века порядком разраслось (хотя крупных сёл тут много — например, крупнейшее в Молдове село Конгаз, 13 тыс. жителей), и наконец в 1957 году был повышен до города. В Молдове все столицы случайные — что Кишинёв, что Тирасполь, что Комрат — просто к началу 1990-х это был крупнейший населённый пункт Гагаузии. Однако ныне тут есть даже такие атрибуты, как Национальный университет. Главная улица Комрата выглядит так и по-прежнему значится улицей Ленина:
10.
Сердцем Комрата же остаётся собор Иоанна Крестителя (1820), размеры которого дают представление о масштабе Комрата-села:
11.
За колокольней — вот такая вот галерея. Первый раз вижу подобное в храмовом дворе:
12.
В соборе шла служба на церковно-славянском. Гагаузы считают себя единственными православными тюрками, но это не так — ещё есть чуваши, ногайбаки, хакасы, алтайцы и якуты (последние, правда, в основном двоеверы-шаманисты). Тем не менее, гагаузы показались мне весьма религиозными. И совсем не случайно собор тут едва ли не крупнее, чем в Кишинёве.

13.
Что же касается архитектуры, то собор явно перестраивался в конце 19 века, превратившись в «клон ХХС»:
14.
За собором — местный «арбат», обширная пешеходная площадь, где судя по всему только-только закончили укладывать плитку:
15.
А на площади — несколько стихийных базарчиков, где явно торгует сельский народ:
16.
И что гагаузы — не молдаване, видно невооружённым глазом. В Москве я бы принял их за азербайджанцев:
17.
18.
В Молдавии к Гагаузии отношение примерно как в России — к Дагестану: среди кишинёвцев эти края тоже имеют репутацию диковатых, отсталых и разбойничьих. Молдаване рассказывали, что гагаузы любят демонстрировать свою удаль и сплочённость, но получив сколько-нибудь ощутимый отпор — сдуваются. Говорят, одно время гагаузы фанатели по «Мерседесам», и вернувшись с заработков с хорошей суммой, на «мерс» тратили раньше, чем на дом. Я, с одной стороны, ничего такого не заметил — а с другой всё это звучит как-то очень в духе тюркского мира.
19.
Я вообще составить о гагаузах собственного впечатления не смог — сказывается автомобильность поездки сюда, с народом толком не пообщался. Но как мне показалось — люди тут радушные, по-южному открытые и эмоциональные, и искренне гордящиеся своим народом.
20.
Ну а глядя на гагаузских старушек, местами я начинал ощущать запах дикой степи, и мне казалось, что я опять в Казахстане:
21.
22.
К собору по бокам примыкают два сквера — в северном очень симпатичные колодец и ворота я так и не понял чего, явно снятые с какого-то очень старого дома:
23.
А в южном — несколько скульптур:
24.
Включая нагую деву, которая очень странно выглядит на фоне собора. Ещё позабивало колесо обозрения, с которого нифига не обозреть, так как оно ниже деревьев.
25.
А вверх от собора уходит местный аналог бульвара Нур-Жол — Аллея Славы Гагаузского Народа:
26.
Правда, народ тут, как видите, не только гагаузский. Слева политики, справа деятели культуры. Открывает аллеию Мария Маруневич — историк, этнограф и политик, а в сочетании всего этого идеолог Гагаузии; дальше — Пушкин и Эминеску, не гагаузы, но во-первых здесь бывали, а во-вторых это знак дружбы и с русскими, и с молдаванами и румынами.
27.
По другой стороне открывает аллею Сулейман Демирель — президент Турции в 1993-2000 годах, при котором Турция, собственно, и рванула вверх и стала страной, которую регулярно ставят в пример России. Турция всегда поддерживала гагаузов, и в урегулировании конфликта Демирель сыграл свою роль. Следующий памятник — если я не ошибаюсь, Гайдару Алиеву (азербайджанцы ведь тоже к туркам близки), а не далее как сегодня (10 декабря) открылся памятник Назарбаеву, отсутствие которого месяц назад показалось мне странным.
28.
Выше и только по одной стороне — уже собственно гагаузы, а вернее три писателя. Дмитрий Карачобан — поэт, художник и режиссёр, в общем светоч гагаузской культуры, с деятельностью которого мы ещё познакомимся в Бешалме. Николай Бабоглу и Дионис Танасоглу — крупнейшие гагаузские прозаики. Литература у гагаузов довольно молода — как уже говорилось, долгое время язык был бесписьменным. Зато фольклор богатый, причём среди его жанров есть характерные для Востока дастаны и похожие на частушки маани.

29.
Вполне себе «водно-зелёный бульвар». Здания с левой стороны — корпуса того самого Гагаузского национального университета, в перспективах же снизу собор, а сверху кинотеатр в состоянии затяжной реконструкции. Тем не менее, именно в зале этого кинотеатра 19 августа 1990 года была провозглашена независимость Гагаузской республики:
30.
Выше бюсты заканчиваются и стоят просто мемориальные доски, напоминающие больше стелы степных кладбищ:
31.
Дальше мы обошли круг по центру Комрата, ведя разговоры о перепетиях истории тюркского мира. В основном Комрат примерно такой:
32.
Ну или такой:
33.
Характерные длинные дома ребром к улице — всё-таки болгарское, похоже, наследство:
34.
Почти восточный дворик:
35.
Внезапно, капитальное здание прокуратуры. Такие постройки, «столичные» атрибуты, то и дело попадаются в сельских кварталах:
36.
Повстречалась повозка. Не раз слышал, что в Гагаузии многие держат не лошадей, а ослов — и я хорошо помню, как именно ослики в казахстанском Семиречье заставили меня осознать, что я в Средней Азии. Увы, почему-то я здесь не увидел ни одного. Для всей остальной Молдовы же ослы совсем не характерны («Ну почему же, — поправляет Анатолия Дмитрий, — достаточно зайти в любую примэрию!»).
37.
Отсюда мы вышли в парк Героев-Освободителей с очень красивым и экспрессивным мемориалом:
38.
Но при этом имён на нём высечено совсем немного, не сравнить с мемориалами в большинстве райцентров вроде тоей же Чимишлии. В Молдавии есть мнение, уж не знаю, насколько обоснованное, что на войну гагаузы не очень-то шли и всячески избегали призыва и при СССР, и при Румынии. Об этом мне говорили и в Бешалминском музее, но с объяснением: для гагаузов всегда была очень важна личность башкана и его справедливость, и если допустим ставили им председателя (хоть румына/молдаванина, хоть русского/украинца), который начинал их обирать и притеснять — начиналось повальное неповинановения вплоть до дезертирства. Говорят, там, где были нормальные председатели, не ущимлявшие гагаузов — призыв был таким же, как и по всей Молдове, а то и больше.
39.
Снова вышли на улицу Ленина и пошли в сторону собора. Ленина — кажется, единственная в Комрате улица с многоквартирными домами. К слову, Чадыр-Лунга, на которую кажет русскоязычный указатель — второй из двух городов Гагаузии, и сами гагаузы её явно любят больше, а молдаване считают более национальной. Мы там уже не были:
40.
Кафе, судя по содержанию барельефа, построеное в самом конце 1980-х:
41.
Парочка домиков уездного вида — наверное, тут была сельская управа, или школа, или почтовая станция:
42.
Напротив, в явно румынском домике — Турецкая библиотека имени Кемаля Ататюрка. Говорят, в ходе языковой реформы Ататюрк ввёл в турецкий немало слов из гагаузского вместо греческих и арабских заимствований, считая его наиболее подлинным из соседних языков.
43.
Гагаузы, в отличие от молдаван, и на заработки ездят, помимо России, не в страны Южной Европы, а в Турцию, где хорошо понимают язык, и в Болгарию, где их считают болгарами и потому легко дают гражданство. А вот офис в центре Комрата — внезапно, «Юнион Феноза», крупнейшая электроэнергетическая компания Испании.
44.
Уже совсем рядом с собором — почти такие же, как в Чимишлие, Дом культуры и администрация… не примэрия, не райком, а тот самый Халк-Топлушу.
45.
Там же, этажем выше, заседает башкан. Говорят, по дороге в Кишинёв он иногда подбирает людей, голосующих на обочине, и расспрашивает по дороге, как им живётся и какие их чаяния пробивать в столице.
46.
И в целом, я так и не удосужился побывать в таких городах, как Кудымкар, Нарьян-Мар, Биробиджан, Агинское — но что-то мне подскзаывает, что более всего Комрат похож именно на них, на «столицы» бывших и действующих российских автономных округов.
Ну а мы по улице Ленина вернулись к собору, сели в машину и поехали в село Бешалма в 16 киломерах дальше на юг. О нём и его музее — в следующей части, там же расскажу об исключительно самобытной традиционной культуре гагаузов.
МОЛДАВИЯ-2012
Вступление. Самый солнечный ноябрь в моей жизни.
О Молдавии в общем.
Прошлое. История и архитектура.
Вечное. Молдавия сельская.
Настоящее. Люди и реалии.
Северная Молдова
Ворота Молдовы. Могилёв-Подольский (Украина) и Атаки.
Рудь. Село, монастырь, городище и объект ЮНЕСКО.
Сорока. Крепость и окрестности.
Сорока. Старый город.
Сорока. Цыганова гора.
Монастыри Днестра. Жабка.
Монастыри Днестра. Сахарна.
Кишинёв
Случайная столица. Городской портрет.
Вокзал и начало центра.
Бульвар Штефана чел Маре.
Нижний центр.
Верхний центр.
Выше центра. Парки и кладбища.
Окраины.
Поездки из Кишинёва.
Кодры. Суручаны и Кондрица.
Кодры. Кэприяна.
Кодры. Ворничаны.
Кодры. Городиште и Страшены.
Бельцы. От автостанции к центру.
Бельцы. Университет и предместья.
Новый Орхей. Уездный город.
Старый Орхей. Часть 1.
Старый Орхей. Часть 2.
Старый Орхей. Бранешты, селенье камнетёсов.
Чимишлия. Простой молдавский городок.
Гагаузия. Комрат.
Гагаузия. Бешалма.
Приднестровье
Варницкий анклав.
Приднестровская Молдавская республика. В общем.
Бендеры. Крепость.
Бендеры. Мемориалы.
Бендеры. Старый город.
Тирасполь. Столица непризнанной страны.
Рыбница. Индустрильный гигант по-молдавски.
Рашково.
Строенцы.
Кицканский монастырь.

Добавить комментарий

Закрыть меню