Грузия в советское время

Я разобрался с Сололаки. Здесь было провинциально уютно, и ближе всего к моему стереотипному представлению о «старом Тіфлісе». В пределах района Сололаки Тбилиси выглядел обветшалым и застывшим во времени. Новый Тбилиси в пределах центра города пестреет яркими красками, куполами с позолотой и лепными фасадами с окнами из – о нет, только не снова! – синего стекла, с приятными исключениями на экземпляры мирового современного зодчества. При этом Тбилиси советский имеет отдельный облик. Спальные районы на окраине города находятся в эстетическом отрыве от центра и именно со «спальника» я начну рассказ о современном Тбилиси.
Тбилиси вытянут вдоль реки Мтквари. В застройке районов за пределами центра преобладает архитектура советского периода.
Спальный Тбилиси похож в общих чертах на любой спальный микрорайон одной шестой части суши, плюс Польша, Венгрия и ГДР, но с мелкими отличиями. Район Варкетили на южной окраине Тбилиси застраивался в 1970-х годах незнакомым мне проектом панельных домов. В основном район состоит из 5-, 9- и 16-этажных домов – все с голыми бетонными фасадами.
И если Сололаки выглядел обветшало, с его трещинами в подъездах с мраморными лестницами и библиотекой, где на стенах висели рукописные плакаты с каллиграфически выведенными чернильной ручкой цитатами Шота Руставели, то Варкетили производит по-настоящему постапокалиптический удар. Не помог снять налёт меланхолии даже жаркий солнечный день и голубое небо. Во дворах стояло совсем мало машин, в домах часто можно видеть пристройки-«самострой». Попадаются недостроенные, тем не менее, заселённые дома с балконами без ограждений. Здесь, как и в Сололаки, сохранность домов возложена на плечи жильцов.
Заселённый недострой.
Огромное расстояние между домами заросло травой и одинокими деревьями. Район строился с сохранением рельефа местности, так что народные тропы между домами нередко проходят через травянистые овраги, а дома разбросаны на холмах.
Жилой массив Варкетили.
Платный лифт удачно разрешил кризис коммунального сектора Грузии. Чтобы подняться на лифте, нужно бросить монетку в десять тетри. Как решается проблема одновременного пользования лифтом в утренние и вечерние часы пик, кто платит за проезд, а кто едет даром – осталось для меня загадкой. Деньги за проезд на лифте пополняют кассу домового хозяйства, из которой оплачивается содержание самого лифта. Платные лифты впервые попали в поле моего зрения именно в Варкетили, но та же экономическая модель встречается и в других высотных домах даже в центре Тбилиси.
Парень из местной «наливайки».
Среди тишины и бедности района Варкетили люди оказались даже более приветливыми и разговорчивыми, чем в насыщенных динамикой капитализма центральных улицах и площадях Тбилиси. Хотя трое парней в чёрном и заставили меня с товарищем держаться некоторое время вместе, защищая нашу фототехнику, в дворовой «наливайке» нас тут же угостили минеральной водой и подарили бутылку воды на память, а женщины, выпекающие хачапури в бывшем гараже (распространённая форма занятости в Грузии) были рады позировать для фотографии.
Хачапурщицы работают в бывшем гараже во дворе жилого дома.
Малое количество машин, широкие автомобильные проспекты с аллеей посредине, детские площадки во дворах домов – всё это напоминает картинку счастливого советского детства эпохи моих родителей. Оказаться в таком наяву – интересный опыт. Если пропустить фотографии сквозь один из фильтров «инстаграма», на выходе получится до боли правдоподобная фотография из старого советского фотоальбома.
Варкетили оказался примерным районом, чтобы понять, чем живёт современный Тбилиси в тех его частях, где не ожидают туристов и не проводятся псевдоисторические реконструкции в духе средневековой Грузии. Добираться сюда удобнее всего на метро, что даёт возможность сменить тему повествования и спуститься под землю.
Тбилисское метро, в отличие от ереванского, действительно является «быстрым и надёжным видом транспорта». Метро пользуется активным спросом и напоминает системы подземки других постсоветских городов. Длинные спуски на эскалаторах в прохладное подземелье, станции с богатым декором, трёх- и даже четырёхвагонными составами.
Станция Варкетили, возможно, не самый яркий пример станции тбилисского метро, но на центральных станциях запрет фотографии подкрепляет дежурный милицонер.
Немного непродуманная система бесконтактных карточек на RFID-чипах приводит туристов в смятение. В грузинском метро нельзя купить жетон. Проход в подземелье даёт бесконтактная карточка, за приобретение которой нужно платить деньги. Для простого одноразового проезда между двумя станциями метро необходимо для начала купить эту волшебную карточку. Как будто этого было мало, цена одной поездки в метро зависит от частоты поездок. Чем чаще человек пользуется метро за один день, тем дешевле становится для него каждая следующая поездка. Идеальная система для небольшого чёрного рынка.
Запутанная система проезда в метро придаёт профессии станционного смотрителя новый смысл. Чтобы не покупать RFID-карточку, можно обратиться к дежурной даме в будке. Она покажет человека в толпе, к которому можно обратиться, и за 50 тетри (стоимость одной поездки в метро), он проведёт своей карточкой для иностранного туриста. «Свой» человек — в прибыли, так как чем больше людей он пропустит таким способом, тем дешевле обойдётся ему каждый следующий пассажир, и тем больше он на нём заработает. Тонко продуманная программа лояльности!
Так как в метро категорически не разрешается доставать фотоаппарат из рюкзака, вместо фотографий подземелий будем рассматривать высотные фотографии Тбилиси.
Когда «своих» людей на станции нет, нужно обращаться к красивой девушке в очереди на пополнение счёта карточки. Она возьмёт с туриста деньги, тут же положит их на свою карточку и проведёт ею над турникетом. Каким бы удобным транспортом не было тбилисское метро, вход в него каждый раз был позорным мучением.
Метро начало строиться в Тбилиси в 1952 году, а первые станции открылись в 1966 году. Как и в Ереване, часть подвижного состава – модернизированные мытищинские вагоны с «фейслифтом». Несмотря на внешнюю модернизацию, внутри в вагоне всё также шумно, отсутствует кондиционер, а при езде вагон кидает из стороны в сторону точно так же, как междугородную маршрутку на ямах.
Метро в Тбилиси насчитывает 2 линии и 22 станций. В прессе и кулуарах парламента время от времени поднимаются разговоры о необходимости завершения недостроенной станции «Университет». Станция была готова на 80% к моменту, когда Грузия вышла из состава СССР. Разрушение экономических связей и начавшаяся вскоре война в Абхазии остановили работу метростроя. По меньшей мере, на двадцать лет. С 1991 года в Тбилиси не была запущена ни одна новая станция метро.
Выходы из метро традиционно заняты торговцами.
В месте пересечения двух линий Тбилисского метро находится центральный вокзал и крупнейший стихийный базар, который мне приходилось когда-либо видеть. Начнём с вокзала.
Центральный вокзал Тбилиси.
Строительство сверкающе белого здания центрального железнодорожного вокзала Тбилиси началось в 1982 году, но своевременному введению в эксплуатацию помешали распад СССР, война в Абхазии и прочие факторы, негативно сказавшиеся на экономике Грузии. До 2008 года в здании центрального вокзала проживали беженцы из Абхазии. После их переселения в здании вокзала открылся торговый центр, и вокзал заработал впервые после 20 лет простоя. В связи со строительством двух новых железнодорожных станций на севере и юге Тбилиси, в 2015 году планируется закрытие центрального вокзала и, вероятно, перепрофилирование его под торговый центр.
С вокзалом граничит сильно вытянутое горизонтальное здание главного управления грузинской почты – чрезвычайно ненадёжной и самой дорогой в Европе почтовой структуры. Как показала практика, грузинская почта работает с коэффициентом доставки открыток 33%.
Почтовое управление.
Железная дорога практически не используется для переездов внутри Грузии, основная доля переездов выполняется маршрутками. Вокзал и вся прилегающая к нему территория используется как огромный базар. Базар находится со стороны обоих выходов с вокзала, на противоположной стороне привокзальной площади, с тыльной стороны вокзала, на мосту через рельсы, на ступенях почтамта, в подвалах и арках близлежащих домов, возле входа в «Детский мир» и во всех улицах в пределах окружающих двух кварталов во всех направлениях. Это огромный уличный базар, который со времён войны 1917 года называется в народе «дезертиркой».
На этом базаре можно купить всё: от поношенной одежды до чурчхеллы, от аджики и мелкомолотого кофе до иностранной валюты. Бессмысленно перечислять всё, что можно купить на «Дезертирке»: всё, что можно себе представить на восточном базаре, здесь есть.
Продавцы на «Дезертирке» оказались не так рады видеть человека с фотоаппаратом, как на других базарах во время моего путешествия. Сказывается либо большое число туристов, либо какой-то другой фактор, но чтобы сделать несколько кадров базарной торговли, мне приходилось ухищряться и действовать быстро.
Прямо на базаре находится дом без окон, без дверей. Здесь живут беженцы.
Центральный вокзал, дворец бракосочетаний, музей археологии – в Тбилиси сохранилось много смелых архитектурных экспериментов эпохи застоя. Архитектуру 1970-х в литературе принято относить к так называемому советскому модернизму. В этом стиле построено здание министерства автодорог, ныне – центрального управления Банка Грузии. Министерство автодорог можно найти буквально в каждом перечне выдающихся зданий ХХ века. Здание министерства, спланированное, реализованное и запатентованное самим министром, состоит из пересекающихся отсеков, напоминающих пересекающиеся автодороги.
Министерство автодорог Грузинской ССР. Сегодня в помещении расположена штабквартира Bank of Georgia.
После смены собственника в 2007 году, несмотря на статус памятника архитектуры государственного значения, фасад министерства подвергся штукатурке. Был также разработан проект расширения здания, который однако, за исключением подземных помещений, воплощён не был.
Снизу вверх: Академия наук Грузии, парк Мтацминда, телевышка.
За последние годы Тбилиси сильно изменился. Части старого города подверглись насильственному восстановлению, смешанному с псевдоисторической реконструкцией. Стремлением создать ложный исторический образ встречается не только в Грузии, но только в Грузии псевдоисторизм определяет генеральные планы развития городов и является архитектурной догмой – единственной верной архитектурой по мнению как простых жителей, так и политической элиты. От подделок под старину страдает не только Тбилиси. В первую очередь новоделами с гипсовыми карнизами разрушается жемчужина у моря – Батуми. После недавних «восстановлений» монастыря Мцхета и Кутаисского собора 11 века ЮНЕСКО бьёт тревогу, требуя прекратить то, что в Грузии называют «реконструкцией» – капитальным ремонтом с изменением внешних и внутренних деталей оформления и с применением современных строительных материалов.
Многие по-настоящему ценные старые здания разрушаются, а на их месте появляются аляповатые подделки под старину.
После Революции роз в Грузии был проведён беспрецедентный на постсоветском пространстве эксперимент с участием современной архитектуры. по всей стране возникли новые отделения «Georgian Police» и «дома юстиции», где граждане могут решить свои отношения с государством по системе единого окна. Я не проверял работу органов местной власти, но смелые здания в русле мировой современной архитектуры (без синего стекла) запоминаются и во многих провинциальных городках являются единственными современными зданиями, памятниками мирной революции в камне стекле и бетоне. Государственный тендер продолжает заказывать у реномированных архитектурных бюро с мировыми именами смелые, кричащие проекты: будь-то батумский дом юстиции, диспетчерская вышка в Местии, полицейское управление Мцхеты или международный аэропорт в Кутаиси.
Георгий-Победоносец, патрон Грузии, на площади Свободы исполнен в золоте.
Через реку в самой древней части города переброшен мост Мира, построенный в 2010 году из стали и стекла по проекту Михеле де Лукки – итальянского архитектора, автора, помимо моста, нового президентского дворца и министерства внутренних дел. Все три здания одного архитектора выполнены в трёх совершенно разных стилях.
Мост Мира был первым современным архитектурным проектом в Тбилиси. Теперь это хорошо узнаваемый символ города.
Мост Мира ведёт из старого города на противоположный берег Куры, где на небольшом пятачке на берегу реки готовится к открытию ультрасовременное здание музыкального театра. Внешне выглядит театр крайне необычно: в форме двух соприкасающихся труб, отделанных блестящими алюминиевыми панелями, театр напоминает очертания округлых женских ног. Это пример новой архитектуры Тбилиси, а также пример того, что Революция роз оказалась неспособна изменить мышление масс. Экскурсовод по Тбилиси, к бесплатному туру которого я примкнул, очень негативно отзывался по поводу современных архитектурных экспериментов и искренне радовался псевдоисторическому новоделу кукольного театра. Похоже, будто стремление к современной архитектуре исходит сверху, из власти, и совершенно не находит поддержки среди консервативных взглядов населения. К сожалению, интернет-форумы скорее поносят современные здания грязью, чем пересматривают собственные устоявшиеся провинциальные вкусы. Отвержение современной архитектуры в Грузии настолько сильно, что одним из предвыборных обещаний оппозиционной партии стал снос почти достроенного здания концертного зала в новом парке на набережной.
Новый концертный зал на набережной.
Площадь вокруг концертного зала готовится стать новым парком. Набережную автомобильную дорогу в этом месте аккуратно перенаправили в подземный тоннель, чтобы блестящим концертным залом и мостом Мира создать новый архитектурный акцент в центре старого Тбилиси. И укрепить популярность города в блогосфере.
Снизу вверх: новый концертный зал, Авлабарская резиденция, церковь Цминда Самеба.
Нео-классицизм с треугольным фронтоном и куполом из синего стекла над зданием грузинского рейхстага президентского дворца неподалёку напоминает о многобразии форм и о том, что о вкусах не спорят. Авлабарская резиденция президента является следствием работы трёх разных архитекторов над одним проектом.
Архитектура нового «Центра неотложной помощи 112» несвойственна современным зданиям в Грузии. Основная часть здания выполнена из бетона – того самого строительного материала, которое превалирующее большинство граждан с правом голоса называет «некрасивым» (голосуя при этом за киоски из голубого стекла, но это уже другая история). Разглядев бетонную тарелку в телеобъектив, без возможности подобраться к зданию ближе, чем на тамроновских 300 миллиметров, я принял летающую тарелку за очередной памятник эпохи советского модернизма. Я даже подумал, что это мемориал павшим воинам или какой-то важный военный центр. Поиск в Интернете вывел меня на фотографии интерьеров здания. Полная компьютеризация, огромные дисплеи с актуальной логистической информацией, качественно организованный центр спасения граждан. Хочется надеяться, что спасённых по линии 112 жителей Тбилиси, смогут не только вовремя отвезти в ближайший госпиталь, но и спасти их от смертельных болезней в таких же современных условиях, как этот центр.
Центр неотложной помощи 112 над городом.
Тбилиси – это город, где как бы заезжено не звучала фраза о городе контрастов, представлены без исключения все стили архитектуры, от средневековых церквей со шпилями, доходных домов на сломе столетий, помпезных правительственных зданий сталинской эпохи и модернизма 1960-х, больших однообразных спальных массивов, до современных архитектурных экспериментов. Изучение всего этого наследия грузинской столицы я постарался уместить в жалких полтора дня.
Я постарался увидеть как можно больше, но в условиях недостатка времени многое осталось за кадром. Я ограничился скорым обзором Тбилиси, прежде чем отправился изучать грузинскую глубинку: сначала — на самый север страны в Казбек, а потом — через равнины центральной Грузии в Боржоми и Батуми. Моё знакомство с Грузией только начиналось.
Оригинал записи. Больше репортажей об Армении, Грузии и отдельных городах по маршруту моего транскавказского путешествия — по ссылкам!


Памятник основателю Тбилиси Вахтангу Горгосали. Скульптор Э. Амашукели. 1967 г.
Продолжаем цикл «Путешествия по СССР». Мы показываем Тбилиси 1987 года. После первой поездки в 1969 году (почитать и увидеть фото можно ) мой отец Анатолий Сирота (turnepsik) снова оказался в Тбилиси. На этот раз вместе с ним впервые отправилась в этот город и я.
В 80-е годы фотографы, которые предпочитали слайды цветной фотографии, любили ходить друг к другу в гости и показывать слайдфильмы на большом экране под музыку, которая создавала особое настроение и объединяла десятки слайдов в общий образ. Включая в этот пост ролики с песнями, мы пытаемся в некоторой степени воссоздать атмосферу этих памятных нам вечеров.
Как для многих в то время, Тбилиси ассоциировался у нас с популярной песней «Тбилисо». Написанная в 1959 году, эта песня была в 70-80-е годы настоящим шлягером, и отправляясь в Тбилиси, мы не могли не вспоминать строки: «Такой лазурный небосвод сияет только над тобой, Тбилиси, мой любимый и родной!»

Крепость Нарикала
ТБИЛИССКИЕ ХРАМЫ

Церковь Метехи (Успенская). 13 век

Церковь Метехи

Церковь Метехи

Армянская церковь Норашен (Благовещения, 15 в., справа) и грузинская церковь Джварис-мама (16 — 19 вв.)

Сионский собор, 6 — 16 вв. Колокольни 1425 (крайняя справа) и 1812 гг.

Сионский собор

РОСКОШНЫЕ ТИФЛИССКИЕ БАНИ
С холма, на котором высится крепость Нарикала, мы спустимся к его подножью в район Абанотубани, где с шатровыми куполами церквей перекликаются полукруглые купола знаменитых тифлисских бань, стоящих на сернистых источниках. Банные залы расположены ниже уровня земли.
Тифлисские бани посещали Александр Дюма и Александр Пушкин. «Сроду не встречал я ни в России, ни в Турции ничего роскошнее тифлисских бань»,- восхищался Пушкин в «Путешествии в Арзрум» (1829).
Отец также посетил одну из таких бань, воспользовался «услуга банщик» и утверждал, что действия мучителя,скрывавшегося под маской банщика, были во многом сходны с теми, которые подробно описал Пушкин.
Вход в Пеструю или Орбелиановскую баню напоминает вход в медресе на площади Регистан в Самарканде. Именно эту баню посетили Дюма и Пушкин.
В посте о Тбилиси 1969 года был представлен этот же квартал бань, но он так изменился за 20 лет, что узнать его позволяют разве что минарет мечети и приметный вход в Пестрые бани. А что же другие старые кварталы Тбилиси? Сохранили ли они то очарование южного города с его особым образом жизни, которое отметили многие авторы комментариев к предыдущему посту о Тбилиси?
НОВЫЙ СТАРЫЙ ТБИЛИСИ
Характерный южный город описал Андрей Битов в своих «Уроках Армении» (1969). Речь, правда, идет не о Тбилиси, а о Ереване, но это не принципиально. «Ни один двор не повторял другого, но ни один и не отличался, казалось. Ни один не был красивее или интереснее другого — каждый был совершенен. Как, каким образом складывался этот хаос пристроек, тупичков, деревьев, света и тени в гармонию и художественное единство — ни проследить, ни предположить было невозможно. Видно, жизнь, организуясь сама, по своим неумышленным законам, не может создать несовершенной формы… Никакой исторической и архитектурной ценности ни эта улица, ни эти дворы не имеют. Она будет снесена, и тут встанут новые, удобные во всех отношениях здания, в них поселятся люди, они будут любить, рожать и умирать, страдать и радоваться. Но не знаю, будут ли через сто лет эти стены настолько же прогреты теплом и любовью, жизнью и смертью, чтобы, только свернув за угол и ступив первый шаг, ощутить такое же родство и счастье, как сейчас на этой глиняной невнятной улочке?.. Или все отразится от матовых и блестящих, ровных и плоских плоскостей?»
Памятник народному поэту-ашугу Иетиму Гурджи на набережной Куры. Скульптор Д. Микатадзе
Так какая же судьба досталась Тбилиси? Многое — ветхое, но такое живописное! — было снесено, зато открылись красивые виды на украшенные легкими резными балкончиками и верандами здания, появились новые обзорные площадки, выразительные памятники (грузинская городская скульптура поражала приваыкших к «официозу» гостей из Москвы пластической свободой, смелостью и оригинальностью). Всюду уютные места для отдыха, реконструкция сделана грамотно, выявлена и подчеркнута декоративность грузинской архитектуры. Красиво, но…но куда ближе южной колоритной жизни узкие улочки и дворы, в которых сохранился милый беспорядок, где не стесняются сушить во дворе белье, где все несимметричное, кривоватое, слегка «обшарпанное» и очень живое. В поисках прошлого мы уходим из отреставрированного туристического Тбилиси в старые переулки. Интересно, а каков Тбилиси сегодня, через 30 лет после того, как были сделаны эти слайды, получившие новую «цифровую» жизнь?
Метехский подъем
Памятник Нико Пиросмани. Скульптор Э. Амашукели. 1975 г.
Памятник артистам народного театра «Берикаоба» в начале прроспекта Бараташвили. Скульптор А.Монаселидзе. 1981 г.
Проспект Бараташвили
Проспект Бараташвили
Памятник уроженцу Тбилиси грузинскому поэту Николозу Бараташвили (1817-1845). Скульптор Б. Цибадзе. 1976 год
Самое известное в России стихотворение Бараташвили — «Синий цвет» в переводе Бориса Пастернака.
«Цвет небесный, синий цвет
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал
Синеву иных начал.
И теперь, когда достиг
Я вершины дней своих,
В жертву остальным цветам
Голубого не отдам»
Песню Сергея Никитина на эти стихи мы особенно полюбили после поездки в Тбилиси —
город лазурного небосвода и окрашенных в голубой цвет балконов.
Авлабарский подъем
Улица Шардена
Все слайды сделаны моим отцом Анатолием Сиротой (turnepsik) в 1987 году фотоаппаратом «Киев» на цветной обращаемой пленке, производство ГДР.
Слайды отсканированы мною в 2018 году на слайд-сканере Plustek OpticFilm 7600i.
Путешествия по СССР. Грузия
Часть 1. Грузинский калейдоскоп 1977 года.
Часть 2. Грузинский калейдоскоп 1977 года.
Часть 3. Тбилиси в 1969 году
А где же Мцхета? Неужели вы там не побывали? — спросите вы.
Конечно побывали! Об этом — в следующем посте. Продолженiе будетъ!

Добавить комментарий

Закрыть меню