Рам сингх II

Махараджа — одно только это слово сразу вызывает в воображении волшебные дворцы, полные слуг и возлюбленных, украшенных драгоценностями слонов и сокровищницы, ломящиеся от алмазов и изумрудов. Индийские князья издревле владели баснословными ценностями; завоевание Индии Великими Моголами в XVI-XVII веках не разрушило ее богатств в отличие от завоевания Индии британцами в XVIII веке. Ислам Великих Моголов не был фанатичным, они не преследовали индуизм и насаждали в Индии изысканную, рафинированную персидскую культуру. Кроме того, они любили выставлять свое богатство напоказ, и с этого момента сокровища Индии стали для Европы великим соблазном.

Индийский и европейский вкус к драгоценным камням и ювелирным техникам встретились в XVI веке, когда португальские купцы, обосновавшиеся в Гоа, впервые увидели огромные, покрытые гравированными узорами изумруды, а местные владыки близко познакомились с европейским оружием.

Расцвет взаимных влияний случился в XVII веке. Именно тогда европейские мастера начали гранить драгоценные камни для махараджей, потому что индийская традиция предпочитала лишь подчеркнуть естественные свойства камня. Покрыв, например, огромный изумруд тонкой резьбой со всех сторон, мастера стремились не столько скрыть дефекты камня, сколько подчеркнуть его природные качества.

Портрет Махараджи Майсура.

© Музей Виктории и Альберта, Лондон

И с того же момента европейские художники (и их местные последователи) начали писать парадные портреты махараджей, украшенных жемчужными нитями, серьгами и плюмажами, с ожерельями, браслетами, кольцами и кинжалами, усыпанными рубинами, изумрудами и алмазами.

Шкатулка из желтого жадеита, украшенная рубинами, бриллиантами, изумрудами, 1700-1800 г.од

С начала XVII века при могольском дворе появляются европейские ювелиры и золотых дел мастера. Шах-Джа-хан, по некоторым сведениям, пригласил некоего Остена Бордоского изготовить из драгоценных камней двух павлинов для своего трона и заказал в Италии пять панно из самоцветов для балкона своего дворца в Дели. Европейские ювелиры научили индийских технике многоцветных эмалей — и сами научились многому, например, способу сплошной ленточной или рельсовой закрепки камней, утопленных по всей золотой поверхности, покрытой тонким гравированным узором из вьющихся листьев и побегов.

Махараджи из рода Великих Моголов сильно подрастеряли свой блеск в колониальную эпоху. Тем не менее еще в начале ХХ века они поражали парижских, лондонских и нью-йоркских ювелиров, появляясь в их мастерских с целыми чемоданами драгоценных камней, которые в конце концов перекочевывали к другим владельцам.

Жак Картье с индийскими торговцами драгоценными камнями, 1911 ( фото из архива Cartier ). С момента своего первого визита в Индию, в 1911 году, Жак Картье (1884-1942) познакомился с экстравагантными вкусами махараджей. Сказочно богатые и жадные до драгоценных камней, индийские князья не останавливались ни перед чем, чтобы удовлетворить свой вечный аппетит к драгоценностям.

Эскиз церемониального ожерелья для махараджи Наванагара, 1931 год (фото из архивов Cartier Лондон). Жак Картье представил Махарадже свой ослепительной эскиз. К сожалению, Махараджа Наванагара недолго носил этот звездный каскад из цветных бриллиантов. Он умер в 1933 году, через два года после того, как ожерелье было доставлено ему.

Наверное, самое знаменитое из всех сокровищ махараджей — это «ожерелье Патиалы», парадное ожерелье махараджи Бхупиндара Сингха: оно было изготовлено парижским домом Cartier для махараджи Патиалы в 1928 году. Весило оно почти 1000 карат и включало в себя знаменитый бриллиант De Beers весом в 234.69 карат.

Патиала — самый крупный сикхский штат в Индии, его правители сохранили свои сокровища и при британском правлении. Его правитель махараджа Бхупиндар Сингх (1891-1938) был истинным восточным владыкой. Он заказывал свои ружья у Westley Richards в Бирмингеме, Dupont из Парижа поставлял для него уникальные драгоценные зажигалки, а Rolls-Royce изготовлял автомобили на заказ. Махараджа был сказочно богат и он обеспечил работой не только ювелиров Cartier, но и мастеров дома Boucheron.

История ожерелья началась в 1888 году, когда в Южной Африке был добыт алмаз весом в 428,5 карат — седьмой по величине камень в мире.

После огранки он был выставлен на Всемирной выставке 1889 года в Париже, где был куплен махараджей Патиалы и принцем индийской провинции Пенджаб Радженджрой Сингхом (Rajendra Singh).

В 1925 году сын махараджи Бхупиндар (Bhupindar) привез бриллиант в Париж и обратился в ювелирный дом Cartier с просьбой создать на его основе экстравагантное ожерелье.

Три года мастера Картье трудились над этим ожерельем, в центре которого блистал алмаз «Де Бирс». Законченное украшение являло собой каскад из 2930 бриллиантов общим весом 962, 25 карат и двух рубинов в оправе из платины. Будучи завершенным, ожерелье махараджи Патиалы не имело себе равных в мире. Картье столь гордился своей работой, что попросил разрешения выставить ожерелье до того, как его отправят в Индию. Махараджа согласился. Позднее он часто фотографировался с этим ожерельем. Последний раз в нетронутом виде ожерелье видели на его сыне, махарадже Ядавиндра Сингхе в 1941 году.

В конце 40-х – начале 50-х гг. для махараджей Индии наступили нелёгкие времена. Многим семьям пришлось расстаться с частью своих драгоценностей. Не избежало этой участи и знаменитое ожерелье махараджи Патиалы: наиболее крупные камни, включая алмаз «Де Бирс» и рубины, были сняты и проданы. Последними продали платиновые цепи.
И вот по прошествии многих лет эти цепи появились в Лондоне в 1998 году. Картье случайно наткнулся на них, узнал, купил и решил восстановить ожерелье, хотя и считал, что найти достойную замену алмазу «Де Бирс» и рубинам будет практически невозможно.

Работа это была невероятно трудной, тем более, что единственным свидетельством существования ожерелья была черно-белая фотография, сделанная в первой половине XX века.

За прошедшие годы ожерелье сильно пострадало. По сути, от оригинала мало что осталось: большинство камней, в том числе гигантский бриллиант и рубины, исчезли. Потребовалось почти два года, чтобы заново восстановить ожерелье. В 2002 году восстановленное ожерелье было выставлено в Париже. Новое ожерелье выглядит точно так же, как оригинал, по крайней мере, для неопытного глаза. Синтетические камни почти безошибочно передают великолепие оригинала, но в Картье не теряют надежды когда-нибудь заменить их на подлинные.

Одна из значительных коллекций драгоценностей XIX века была у махараджей Бароды — в ней хранилась «Звезда Юга», бразильский бриллиант весом 129 карат, и «Инглиш Дрезден», ограненный в виде капли бриллиант весом 78,53 карата. Но самой большой драгоценностью сокровищницы Бароды было огромное, в семь рядов, ожерелье из натурального жемчуга.

В XX веке эту коллекцию наследовал махараджа Пратапсингх Гаэквар, который царствовал в 1939-1947 годах, потом они достались его молодой жене по имени Сита Дэви. Молодая жена жила в основном в Европе и заказывала прославленным западным ювелирам модные украшения с наследственными драгоценными камнями.

Принц Гаэквар Барода

Из числа таких изделий — ожерелье с изумрудами и бриллиантами и серьги Van Cleef & Arpels, которые были проданы на Christie’s в Женеве 15 мая 2002 года.

По-видимому, Сита Дэви же распорядилась переделать и мужское ожерелье в семь нитей, слишком громоздкое для женской шеи. В 2007 году на аукционе Christie’s то, что осталось от ожерелья Бароды,— две нити огромных жемчужин с застежкой Cartier с бриллиантом огранки «подушка», брошь, кольцо и серьги — было продано за $7,1 млн.

В сокровищнице Бароды было и еще кое-что. В 2009 году на аукционе Sotheby’s в Дохе был продан (за $5,5 млн) жемчужный ковер, 150 лет назад сотканный по заказу богатейшего махараджи Гаэквара Кханди Пао в качестве дара пророку Магомету. Ковер расшит двумя миллионами жемчужин и украшен тысячами самоцветов — алмазами, сапфирами, изумрудами и рубинами. Общий вес камней составляет поразительные 30 тысяч карат.

Махараджа Дилип Сингх из Лахора. 1852 год. Портрет Джорджа Бичи. Изображен в пятнадцать лет. Среди многих других драгоценных камней, он носит бриллиантовый эгрет с тремя перьями из бриллиантов и изумрудом, расположенным в центре.

Эгрет из бриллиантов, сапфиров,рубинов, жемчуга и золота

Крупнейшие в мире гравированные изумруды происходят, по-видимому, из коллекции махараджи Дарбханги Бахадура Сингха. В октябре 2009 года на аукционе Christie’s почти за $800 тыс. был продан изумруд «Тадж-Махал», названный так потому, что мотивы его гравировки — лотос, хризантема и маки — совпадают с узорами в Тадж-Махале. Шестиугольный изумруд весит около 141 карата и датируется примерно серединой XVII века. В собрании махараджей Дарбханга был и еще один камень — «Изумруд Моголов», он датируется 1695-1696 годами. На одной из его сторон выгравированы каллиграфией пять линий шиитской молитвы, другую сторону украшает цветочный узор. Он был продан на аукционе Christie’s в 2001 году за $2,3 млн частному лицу.

Этот захватывающий дух алмаз цвета виски весом 61.50 карат под названием»Глаз тигра» был установлен Картье в эгрет на чалму для махараджи Наванагара в 1934 году.

Невероятный красоты меч был подарен королю Эдуарду VII махараджей Джайпура, Савай сэра Мадхо Сингх Бахадур в честь коронации в 1902 году. Изготовлен он из стали и золота, покрыт синей, зеленой и красной эмалью и инкрустирован более чем 700 белыми и желтыми бриллиантами весом в 2000 карат, составляющими узор из цветов и листьев лотоса. Photo:© PA

Чалма Махараджи Сингх Бхупендра Патиала. 1911 отделана эгретом от Картье в сочетании с другими украшениями для чалмы. В то время, как передняя часть эгрета украшена бриллиантами, рубинами и изумрудами, боковые части составляют мастерски исполненный замысловатый узор из лиственных мотивов, выполненных из красной, зеленой и синей эмали. Махараджа также носит ожерелье из четырнадцати нитей натурального жемчуга.

Махараджа Савай Джай Сингх Бахадура из Алвара, родился в 1882 году. Кроме традиционных индийских украшений, он носит звезду — высший индийский знак отличия, дарованный ему королем, что считалось в то время частью королевских регалий.

Махараджа Сарайджи-Роа, Гаеквар, Барода. 1902 год украшен семью рядами своего знаменитого бриллиантового колье и другими украшениями с бриллиантами. В конце 19 и начале 20 веков, практически каждый индийский махараджа имел официальное фото, на котором он были представлены наиболее важные драгоценности как символ власти и положения.

Межкультурный обмен, Живописная миниатюра из Национальной галереи современного искусства, Нью-Дели, Индия. 1902. Неизвестный индийский художник изобразил короля Эдварда VII и королеву Александру как короля-императора и королеву-императрицу Индии.

Эгрет для чалмы из платины с бриллиантами и изумрудами. Частная коллекция. 1930 год

Драгоценности для парадной униформы махараджи, конец 19 века.

Парадный тюрбан от Картье для махараджи Капуртхала

Махараджа Колхапура

Махараджа Дарбханга

Махараджа Алвара (1882-1937).

Знаменитый сапфир «Звезда Азии» весит 330 карат

Изумрудное и бриллиантовое колье, содержащее 17 прямоугольных изумрудов, 277 карат. Изумруд в подвеске весил 70 карат и был известен тем, что происходил из коллекции бывшего султана Турции.

Жак Картье изготовил колье в стиле ар-деко для махараджи Наванагара.

Махарана Удайпура

Махараджа Бхупиндра Сингх из Патиалы

Махараджа Джамму и Кашмира

Изумрудное ожерелье с кулоном, которое принадлежало Махарани Прем Кумари, жене махараджи Капуртхала, 1910 год

Россыпь цветов из драгоценных камней — эгрет на чалму из рубинов, изумрудов и бериллов на одной сторону, и с теми же камнями? но с добавлением бриллиантов на другой стороне. Стебель и боковые ветки драгоценности покрыты прозрачной зеленой эмалью. Эгрет когда-то принадлежал махарадже Джайпура.

Ныне большинство старинных драгоценностей индийских махараджей многократно переделаны и сменили нескольких владельцев. Но и по сей день провенанс «принадлежало махарадже» значительно повышает цену камней и ожерелий на всех значимых аукционах мира.

Махараджа Рам Сингх II правил в индийском княжестве Джайпур в середине позапрошлого века. Сегодня время его царствования считается в тех землях золотым веком. Один из самых просвещенных владык Джайпура, Рам Сингх охотно согласился на протекторат британской короны.

Махараджа отменил в своих землях рабство, запретил жестокий обычай сати, согласно которому вдова должна была умирать на погребальном костре мужа, и провел еще множество более мелких, но весьма важных реформ.

Помимо всего прочего Рам Сингх сделал воистину уникальный подарок историкам будущего. Принц-фотограф, как называли его современники, потратил уйму времени на запечатление культуры своего королевства в веках!

Даже британцы отмечали, что махараджа буквально не расстается с фотоаппаратом. Снимки мужчина делал и проявлял сам, часами засиживаясь в личной лаборатории. Чаще всего моделями Раму Сингху служили его многочисленные жены.

Большую часть снимков индийский владыка сделал в период между 1857 и 1864 годами. Коллекция стеклянных негативов правителя более века пролежала нетронутой в одном из крыльев его дворца. Когда фотографии наконец попали в руки историков, те прыгали до потолка от восторга!

К счастью, одними портретами наложниц коллекция Рама Сингха не ограничилась. Вслед за многочисленными снимками жен пошли фотографии слуг и сановников. Ниже, например, запечатлена старшая смотрительница гарема правителя.

Сделать автопортрет в те времена было весьма непросто. Однако Рам Сингх был достаточно умелым фотографом, чтобы справиться с такой задачей. На снимке ниже запечатлен он сам, полноправный владыка Джайпура.

Правитель не гнушался фотографировать йогов и факиров, которых при его дворе всегда хватало. Кадры с этими людьми в его коллекции находятся бок о бок со снимками чиновников.

Царедворцы, советники и гости Рама Сингха прекрасно знали о пристрастиях принца-фотографа и охотно позировали ему. Сложно сказать, получали ли они сами удовольствие от этого, но кто в те времена отказался бы исполнить прихоть всесильного владыки?

Групповые снимки выходили у махараджи чуть хуже. Когда в кадре вместо одной модели оказывалось несколько, недостатки доступной в те времена техники делали фотосъемку весьма сложным делом. Но, если верить словам современных специалистов, махараджа был настоящим профессионалом!

Разумеется, Рам Сингх не упускал шанса продемонстрировать миру мощь своих солдат. Снимки ниже были сделаны правителем в 1858 году.

На первом из них можно увидеть бойцов личной, дворцовой охраны владыки. На втором же строится один из полков регулярной армии повелителя Джайпура.

Для историков сделанные Рамом Сингхом снимки стали своеобразной энциклопедией по дворцовой жизни индийского княжества середины XIX века. Прошедший сквозь века подарок принца-фотографа превратился в часть культурного наследия страны. Ученые счастливы, ведь благодаря этим кадрам им представилась уникальная возможность напрямую ознакомиться с бытом индийской знати прошлого!

Добавить комментарий

Закрыть меню