Замок принца ольденбургского

Замок принца Ольденбургского

Главная / Абхазия / Гагра / Замок принца Ольденбургского

В истории Гагры принц Александр Петрович Ольденбургский, внук императора Павла I, сыграл поистине судьбоносную роль — ему принадлежит заслуга создания на побережье Чёрного моря в Абхазии климатического курорта. Идея была реализована в короткий для того времени срок, и вскоре в этих местах забурлила жизнь. В советские годы курорт называли «Гагры», а теперь используется другое имя — «Гагра». Сегодня замок принца Ольденбургского высится над шоссе при въезде в старую часть города у Приморского парка.

При Николае II курорты называли климатическими станциями. Указом государя принцу Ольденбургскому в 1901 г. было поручено руководить строительством такой станции, которую возвели всего за несколько лет, а её торжественное открытие состоялось в знаменитом ресторане «Гагрипш» в 1903 г. Строительство велось с большим размахом и по последнему слову науки и техники. Здесь не просто возводили солидные постройки с колоссальным запасом прочности, но и проводили телефонные линии, электричество, построили телеграфную станцию, соорудили водопровод. А поскольку оставлять своё «детище» без присмотра принц не намеревался, то одновременно с созданием города на побережье велось строительство его собственной резиденции.

Первый камень в основание фундамента будущего замка принца Ольденбургского заложили в 1902 г. Принц видел свой дом таким, каким строения такого высокого назначения было принято возводить в Европе — на скале, с шикарным видом на окрестности, поэтому место для замка выбрали специально на склоне горы Мамзышха. Руководили стройкой иранский архитектор Аббас-Оглы и русский — Григорий Ипполитович Людерацкий (автор многих построек в Гаграх). Несмотря на это, фундамент дал досадную трещину, на исправление которой пришлось потратить немало сил и средств. Уже на следующий год после завершения строительства замка напротив него был разбит Приморский парк.

После 1917 г. многие строения в Гагре были национализированы, не миновала эта участь и резиденцию принца. Внутри поначалу расположили малярийную лечебницу, а после переоборудовали в санаторий, который назвали в честь Сталина. Немало видных деятелей советского партийного аппарата любили отдыхать в этом санатории, позже переименованном в «Чайку». Эту уже порядком облезшую и проржавевшую вывеску с огромными буквами можно увидеть и сейчас над фасадом.

В годы Великой Отечественной войны город серьёзно пострадал, многие строения оказались полностью разрушены или повреждены. Замок принца Ольденбургского оказался почти разрушен. И сегодня на фасаде отчётливо видны следы от пуль и разорвавшихся снарядов. Не так давно здание было продано городской администрацией частному владельцу, но оно так и не было отреставрировано. Внутри частично сохранилась роспись на стенах, можно пройти в отдельные залы, остались целыми камины.

Архитектура замка

Стиль постройки — модерн. В начале XX века он только набирал популярность. Об этом прямо говорит круглое окно, неизменный признак этого архитектурного направления. Крыша покрыта красной черепицей, хорошо видной издалека сквозь буйную местную растительность. Имеется отдельный флигель для прислуги, и даже неплохо сохранившаяся смотровая башня, с которой открывается ошеломительный вид.

По сути, замок представляет собой тандем двух зданий: западного и восточного. Западная постройка двухэтажная с мансардой. Первый этаж — каменный, а верх постройки выполнен из дерева и бетона. Эта часть полностью принадлежит хозяевам и здесь же разместились парадные залы. Восточная постройка имеет 4 этажа и имеет преимущественно гостевое назначение, поскольку в ней много изолированных с похожей планировкой комнат с собственными балкончиками. На крыше видны высокие трубы от каминов, которые когда-то использовались по прямому назначению.

Как добраться

Ориентироваться следует на Приморский парк. Непосредственно у замка принца Ольденбургского находится одноимённая остановка общественного транспорта, который следует по проспекту Ардзинба. От неё можно прогуляться пешком. Напротив остановки через проспект виднеется крепость Арбаата.

Многие туристы посещают замок самостоятельно, ведь на входе достаточно заплатить охранникам около 200 руб. и можно сколько угодно ходить по замку. Второй вариант — присоединиться к экскурсии. Стоимость — 1000 рублей с человека. Экскурсанты в сопровождении гида осматривают замок, что намного безопаснее, учитывая его аварийность.

Чтобы посещение местной достопримечательности не стало унылым и безрадостным, стоит захватить с собой фотокамеру и не отправляться на экскурсию в одиночестве. Заброшенная постройка находится в аварийном состоянии, поэтому перемещаться внутри, если удастся пройти, необходимо очень аккуратно, а в некоторые помещений и вовсе лучше не входить. Несмотря на это, желающих попасть сюда всегда предостаточно, поскольку из окон открывается потрясающий вид. А из парадной залы на фоне округлого окна получаются поистине фантастические снимки, поэтому от желающих поучаствовать в фотосессии нет отбоя. Что особенно радует, время года для посещения значения не имеет. Главное — выбрать солнечный день.

Принц Ольденбургский,ресторан «Гагрипш» и Приморский парк в Гагре

Красота абхазской земли воспеваемая поэтами и писателями, привлекала к себе многих: путешественников, авантюристов, романтиков, захватчиков, простых людей, ищущих лучшей жизни. После победы России в русско-турецких войнах на берегах Абхазии появился новый тип «гостей» – деятельные российские генералы и государственные деятели. Одним из них был член императорской семьи принц Ольденбургский.

Больше века прошло с той поры, когда он, очарованный климатом и живописностью черноморского побережья Кавказа, загорелся идеей превратить его в «отечественную Ниццу», сделав популярным местом отдыха российской аристократии. И это ему почти удалось! В горах появился замок принца, в Гагре – парк, а потом… Впрочем, давайте-ка поговорим обо всем по порядку.

Черноморское побережье в качестве курортной зоны русское правительство начало рассматривать в конце XIX века. В то время в России было мало приморских городов, и столичная знать отдыхала в Европе – на Лазурном берегу во Франции, на водах в Германии и на пляжах Италии. Победа в последней русско-турецкой войне подарила империи красивейшие причерноморские земли. Они находились в зоне субтропического климата, очень близкого по своим характеристикам к средиземноморскому. Кроме климата и красивых пейзажей, в новых владениях российской короны обнаружилось много минеральных источников и залежей целебных грязей. Специально созданная комиссия осмотрела все черноморское побережье и пришла к выводу, что лучше Гагры места для «российской Ниццы» не найти. Удивляться здесь нечему: среднегодовая температура +16°C, горы подступают вплотную к берегу, формируя уникальный горно-морской микроклимат.

Биография Принца Ольденбургского

9 января 1901 года своим указом Николай II приказал построить в Гагре климатическую станцию (так называли тогда курорты) и назначил руководителем строительства Александра Петровича Ольденбурга – принца Ольденбургского. Александр Петрович – потомок герцогов Гольштейн-Готторпских, близких родственников Петра III и Екатерины II. Он был правнуком Павла I. Принц имел военное образование, служил в Лейб-Гвардии Преображенского полка, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, осаждал Плевну. С 1896 года «заседал» в Государственном совете, был сенатором.

При дворе принца не особо жаловали: его считали чудаком, при этом активным и деятельным, а оттого – опасным. Его энергичность и бескорыстие вошли в поговорку. Александр Петрович был большим поклонником прогресса, поддерживал научные и благотворительные учреждения, широко общался с известными врачами и учеными. Однако консервативным российским обществом его затеи воспринимались как недостойные аристократа и слишком смелые.

Вместе со своей супругой Евгенией, дочерью великой княгини Марии Николаевны и герцога Лейхтенбергского, он организовал Женские фельдшерские курсы, открыл за свой счет Прививочную станцию. В конце 1880-х годов при Свято-Троицкой общине сестер милосердия создал первый в Российской Империи исследовательский центр в области биологии и медицины – Институт экспериментальной медицины. Александр Петрович презирал пьянство, борясь с ними изо-всех сил на должности Председателя Российского общества трезвости. Он ненавидел лень, трудился без устали сам и не давал спуску другим.

Климатическая станция, ресторана «Гагрипш» и замка

И вот именно такому человеку было поручено нелегкое дело преображения задворок России. С осени 1901 года началось строительство климатической станции в Гагре. На его нужды из казны было выделено более семи миллионов рублей. Принц Ольденбургский взялся за новое дело с присущей ему предприимчивостью и энергией, и через два года состоялось официальное открытие нового курорта. Вместе с ним в Гагре появилось электрическое освещение, телефон, телеграф и водопровод.

Александр Петрович решил превратить Гагру в русский Монте-Карло, сделать его великосветским курортом. Он построил водолечебницу и дворец на берегу моря, особняки и виллы, рестораны и гостиницы. В горы, к «Альпийской Гагре», была проложена дорога, а город украсил живописный Приморский парк. На его 14 гектарах поражали своими редкими видами экзотические растения с разных уголков планеты: веерные пальмы из Китая, финиковые – с Канарских островов, кокосовые – из Южной Америки; кипарисы, апельсиновые и лимонные деревья, гималайские кедры, хамеропсы, американские магнолии, сирийские мальвы… В парке появилась уникальная система прудов разных размеров, связанных между собой небольшими ручейками. По водной глади прудов грациозно скользили лебеди, а по тенистым аллеям важно прогуливались павлины.

Напротив парка появился существующий и сегодня ресторан «Гагрипш» – эмблема Гагры. В 1902 году он был собран в Европе, а затем в разобранном виде перевезен на кавказские берега. Сцена этого заведения, собранного без единого гвоздя, помнит выступления Ф. Шаляпина, а за его столиками любили ужинать М. Горький, А. Чехов, И. Бунин.

Энтузиазм принца Ольденбургского оказался заразительным: в Гагру, как в Новую Ривьеру, потянулись богатые люди. Началось массовое строительство особняков и дач. Курорт стал модным, и его начала посещать русская знать. В 1911 году сюда приехали первые иностранцы – немецкие туристы… Все в городе находилось под бдительным оком принца Ольденбургского. На своем «Мерседесе» он ежедневно объезжал курорт, наблюдая за дисциплиной и вникая во все дела – и большие, и маленькие.

Для снабжения «заведений общепита» свежими продуктами питания, фруктами, овощами и виноградом принц Ольденбургский организовал настоящее сельхозпредприятие в своем имении «Отрадное». Гагра стала любимой игрушкой принца, его осуществившейся мечтой, земным раем. Но тщательно построенное им счастье оказалось хрупким: в 1914 году, с началом Первой мировой войны, Александра Петровича отозвали в Петербург, назначив на должность Верховного начальника санитарной и эвакуационной части. В Гагру он так и не вернулся… В преддверии Октябрьской революции принц Ольденбургский эмигрировал в Финляндию, а спустя некоторое время переехал во Францию. Скончался в сентябре 1932 года на Лазурном берегу, в Биаррице, вдали от построенного собственными руками берега своей мечты.

Замок принца Ольденбургского в Гаграх

Некоторые народы имеют призвание. Например, призвание немцев не только нести бремя цивилизации, но и нести её другим народам. Видимо, перехватили эстафетный кадуцей у умирающей, но ещё великой Римской империи, которую германские народы когда-то массово наводнили. Со временем кадуцей трансформировался в крест (а потом и обратно в кадуцей у последней волны цивилизаторов), который немцы стали нести с ещё большим рвением. Они так и назывались — крестоносцы. Мечом, огнём, крестом немцы утверждали цивилизацию на землях соседей. Частично ассимилировав, частично уничтожив полабских славян, немцы принялись окультуривать пруссов и другие прибалтийские племена (ятвягов, скальвов, латгалов, ливов) и в конце концов добрались до совсем дикой финской чуди, или эстов.

Пруссов немцы тоже ассимилировали, насаждая немецкий порядок и немецкий язык. За крестоносцами тянулись немецкие колонисты, занимавшие лучшие пахотные земли. Процесс был длительный: пруссы долго сопротивлялись онемечиванию, последние исчезли в начале 18-го века. Прибалтийские племена немцы окультуривали жестоко, выжигая целые деревни и совершая массовые убийства. Но к 18-му столетию прибалтийские народы таки заслужили право вступить в лоно цивилизации. Сейчас это гордые носители европейской культуры, с изрядной долей снобизма и присущим европейцам менталитетом. Несколько раз немцы обламывались, пытаясь цивилизовать русских своим привычным и проверенным на других народах способом. Безрезультатно. Однако немцы — народ романтичный и увлечённый.

Возьмём, к примеру, русских или обрусевших немцев. Вот что интересно: попав на русскую почву, немцы по крови, теряя первоначальную жестокость, как бы заражаясь гуманизмом, приобретая временами даже нашу исконную широту души, не теряют своих цивилизаторских замашек. Вот Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен или Фабиан Готтлиб Тадеус фон Беллинсгаузен. Мало ему было вклада в мировую цивилизацию открытием Антарктиды — так он ещё истратил все свои сбережения на благоустройство Кронштадта и организацию парков, строительство и создание библиотеки. Город отказал в финансовой помощи этому подвижнику, несмотря на то, что тот был губернатором, но Беллинсгаузена всё же пришлось хоронить на бюджетные средства, так как на момент смерти денег у семьи уже не было.

Или вспомнить литературного русского немца — Штольца. Активный, целеустремлённый, рациональный, деловой, всё у него ладится, всё выходит аккуратно, даже образцово. И что бы там ни говорили критики, человек он хороший: дружил же с непутевым Обломовым, взял на воспитание его незаконнорожденного сына. Но Штольц, несмотря на мечтания Гончарова, не вписался в русскую историю, а обломовщина живёт и процветает, если можно так выразиться.

Принц Александр Фридрих Константин (Александр Петрович) Ольденбургский, четвёртый ребёнок в семье Петра Георгиевича Ольденбургского и принцессы Терезии (урождённой Нассауской), аристократ из герцогского и княжеского рода немецкого происхождения одной из ветвей Гольштейн-Готторпской линии династии Ольденбургских, состоящий в родстве с династией Голштейн-Готтроп-Романовых, тоже внёс посильный вклад в дело цивилизации. Например, основал петербургский Институт экспериментальной медицины. А ещё организовал противочумную изолированную лабораторию, для чего ему был выделен кронштадтский форт «Александр I», до сих пор называемый в народе «Чумным». При дворе Александра Петровича не жаловали, считая слишком деятельным и даже чудатковатым и оттого опасным. Сильно увлекался он новыми веяниями науки и прогресса, к тому же был честным и бескорыстным — очень опасный, по российским понятиям, человек. Также репутацию приличного человека аристократическому русскому немцу портило его председательствование в «Российском обществе трезвости». Трудолюбие, предприимчивость, энергичность, строгость очень роднят его с не столь аристократичным литературным полунемцем Штольцем.

В конце 19-го века русское правительство стало присматриваться к черноморскому побережью Кавказа как к перспективной курортной зоне. Лечебные грязи, субтропический климат средиземноморского типа, красивые пейзажи могли привлечь не только российскую знать и богатеев, но и иностранцев. В те времена российская знать отдыхала на Лазурном берегу Франции, на водах в Германии или на курортах Италии, всё почти как сейчас.

И вот именно Александру Петровичу Ольденбургскому в 1901 году было поручена организация климатической станции в Гагре. Климатическая станция — это курорт по-старорежимному. На это предприятие было выделено семь миллионов рублей. И у принца Ольденбургского всё получилось, как получалось у литературного Штольца, как получилось у Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена. Водолечебница, прекрасный парк с экзотическими растениями, выписанными из всех уголков планеты, с павлинами, лебедями, системой прудов и ручейков. И, наконец, герой моего сегодняшнего репортажа — замок принца Ольденбургского. Место приобрело популярность, знать не только приезжала сюда отдыхать: многие стали строить особняки и дачи. В 1911 году приехали и иностранцы… Немецкие туристы.

Надо сказать, что парк даже сегодня сохранил следы былой роскоши и, если бы не запах шашлыков и пластиковая реклама дешёвых забегаловок, выглядел бы вполне аристократично и цивилизованно. Замку же повезло меньше: построенный по проекту архитектора Григория Ипполитовича Люцедарского в стиле модерн, сразу после революции он превратился в малярийную станцию и к 1926-му по свидетельству писателя Дмитрия Фурманова, побывавшего здесь, находился в полном запустении, а за последующие годы почти превратился в руины. Сейчас в верхней части замка идёт вялотекущий ремонт. Говорят, кто-то хочет сделать там гостиницу. Замок можно осмотреть. Стоит забор, у калитки сидит молодой абхаз и просит за вход немного денег. Но ходить надо аккуратно. Не знаю, кто сможет восстановить подобное сооружение и инфраструктуру, да и надобна ли другим народам чужая цивилизационная концепция? Работы ведутся уже очень долго, а вот если бы пригласили немцев…

Добавить комментарий

Закрыть меню